Главная Публикации Лайфстайл Олег Тиньков: "Мы — про бизнес, мы — про рост!"

Олег Тиньков: "Мы — про бизнес, мы — про рост!"

Олег Тиньков, который не нуждается в представлении, поведал о том, как сделать свой отдых успешным бизнес-проектом, без купюр высказался об отечественной банковской системе и, самое главное, раскрыл секрет своих предпочтений в выборе прайвет-джета для личных перелетов. 

Интервью: Андрей Калинин

Расскажите о вашем проекте la datcha.  

Проект la datcha — это просто мои дома, где я могу жить, отдыхать, заниматься спортом. Там в наличии спа, большой спортзал, technogym в каждом здании. В Куршевеле — шале во французском альпийском стиле, еще в Валь Торансе. Есть дом в Астрахани, по-простонародному назвал бы его коттеджем. В Форте-деи-Марми, в Тоскане, старинное палаццо, построенное в 1930 году, которое я сейчас реконструировал. В его окрестностях выкупил пляж — теперь это эксклюзивный частный пляж la datcha на 20 человек, а раньше он был рассчитан на 200. Также там у меня есть лодочка такая небольшая, першинг. Главное, это все мое! 

В свободное время я их сдаю в отличие от российских олигархов, которые закомплексованы и, на мой взгляд, просто стесняются… Так, стесняются сдавать свои особняки. При этом следует признать, что в России половину денег люди украли. Но я-то сам заработал! Поэтому у них соответственно и комплексы: как это сдавать свое?! При этом на следующий день они едут в отель и спят на тех же подушках и матрацах, которые только что юзали предыдущие жильцы. 

По сути, у людей такие странные комплексы, предубеждения, которых у меня нет. Я считаю, что недвижимость, как и любая инвестиция, должна приносить доход, должна отбиваться. Если я каждым домом пользуюсь три-четыре недели в году, то возникает вопрос: зачем они, с одной стороны, должны простаивать? С другой же, такой красотой надо делиться с людьми, чтобы ее оценили другие. Существует и чисто практический, рационально-прикладной аспект: у меня есть квартира в Париже, я ее не сдаю. Но вот там, как ни приедешь, что-нибудь не работает. Поэтому водопровод должен работать, пыль должна убираться, телефоны — звонить, Интернет — бегать и так далее. Когда недвижимость не используется, она просто приходит в плохое состояние. Для меня очень странно, когда эти русские олигархи держат свои огромные дома пустыми.


Самолет вы при этом не сдаете? 

Самолет не сдаю, не нашел в этом экономически целесообразной модели вообще. Сдавал, когда у меня был «Лир 60» (learjet 60), но там нет совсем никакой экономики. К тому же я свой борт очень часто использую. Вот мы сейчас сидим, а моя жена в это время летит с собакой в Пизу. Полетела на неделю в Форте-деи-Марми, в частности, там пляжем заниматься. У меня самолет летает очень много, мне нет смысла его сдавать. Я летаю 400 часов в год, поэтому в целом не вижу большого смысла его сдавать. И потом, самолет — это совсем частное пространство, на мой взгляд.

Олег Юрьевич, возвращаясь к la datcha: вы планируете строить новые дома? В Крыму, например? Либо выйти на азиатский рынок?

В принципе планирую, если будет что-то интересное, но Крым пока не дал идей. Посмотрим, в России много хороших мест: Камчатка, Алтай, Байкал. Мне нравится Мексика очень сильно, Кабо-Сан-Лукас. Что касается азиатского рынка, пока не думал, может быть... Все зависит от opportunity, что называется. Может быть, Таиланд — надо смотреть, если будет какое-то предложение и интересная цена. Это же все спонтанно, не запланировано! 

В Астрахани вообще случайно получилось — когда отдыхал на рыбалке, предложили дешевую землю. То есть все зависит от ситуации, тут трудно что-то планировать. Единственное, что я хотел бы сделать еще для la datcha, чтобы закрыть этот проект, — приобрести остров. Сейшелы, Мальдивы — не знаю… Мальдивы меньше нравятся, потому что все плоско, мне больше по душе Сейшелы. То есть должен быть Privat island, который я так же сдавал бы, наверное, с яхтой, и тогда проект можно считать завершенным.

Вы говорили, что все бизнесы должны так создаваться, чтобы потом их можно было продать. 

Не знаю, теоретически любой бизнес может продаваться. «Тинькофф Банк» может быть продан, ему 10 лет, но я его не продаю и не планирую, он растет и хорошо себя чувствует. Корректнее сказать: любой бизнес должен находиться в такой форме или в такой фазе, чтобы он был интересен инвесторам, но он не обязательно должен строиться на продаже! Я не строю тот же la datcha на продажу, это проект для души, более того, его задача — отбивать косты, там нет задачи зарабатывать! Считаю удачей, что в первый год существования двух шале в Валь Торансе и Куршевеле я вернул свои деньги. Проект у меня операционно прибыльный, но вернуть эти деньги невозможно, это вечность! Это не на продажу бизнес. Собственно, это вообще не бизнес, это так — игрушка.

Можете рассказать про новый проект с Tele2, про мобильного оператора?

Tinkoff Mobile, мы запускаем виртуального оператора. На мой взгляд, мы добились в банкинге огромных успехов, входим в топ-10 банков по чистой прибыли, в топ-3 банков по капитализации в нашей стране, торгуемся свыше двух миллиардов долларов на лондонской бирже и так далее. Мы растем огромными темпами, у нас шесть миллионов клиентов. Мы самый большой онлайн-банк в мире, никто такое не реализовал! Естественно, я верю в то, что конвергенция, синергия с мобильным телефоном даст масштабный и сильный эффект. Для меня банк — это и есть мобильный телефон. Сегодня утром моя жена улетала в Италию, дети полетели назад учиться в Англию, а я с утра с телефона сделал все транзакции, отправил фунты, евро, рубли и так далее. 

Соответственно Tinkoff Mobile будет оператором, мы хотим нашим клиентам предложить еще более интересную концепцию. Считаю, что «большая тройка» выжала все что можно из людей. Навязанные продукты, клиентов обманывали всегда — это, на мой взгляд, проект «Выжженная земля». Мы же хотим создать честного, хорошего оператора, который будет предлагать дешевый интернет-доступ и будет интегрироваться с банком «Тинькофф». 

Tinkoff Mobile — это следующий проект «Тинькофф Банка», шаг в построении нашей целостной экосистемы, потому что все умные люди сейчас пользуются нашей картой. Честно, не понимаю людей с картой «Райффайзена», «Альфа» или Сбербанка… Странные они! Вышеназванные банки платят на карты 0, а мы платим 7% на остаток, зачисляем каждый месяц, начисляем каждый день. Снятие с наших карт Tinkoff Black в любом банкомате мира бесплатное. У тебя есть на счету 1000, и ты снял 1000 — подобного решения больше ни у кого нет. Если у тебя на счету есть 1000, ты можешь у других снять 950 или 980 — зависит от банка. Мы же реализовали принцип, что у нас вообще нет комиссии на снятие наличных с нашей Tinkoff Black. Соответственно эти два фактора делают то, что мы растем очень быстро и выдаем по 250 тысяч карточек в месяц — четверть миллиона в месяц! Вот реальная иллюстрация наших темпов!

Вы хотите выходить на международные рынки?

На международные рынки мы выходить не собираемся, так как считаем, что Россия — огромная страна, и нас она вполне устраивает. В России более 140 миллионов граждан, а у нас только шесть миллионов клиентов. Как минимум мы еще можем вырасти в четыре-пять раз. У «Сбера» — 50 миллионов, так что никаких проблем нет, мы будем расти здесь. 

Банки уходят в прошлое, и их скоро не будет. Стоит ли молодому поколению задумываться о том, надо ли идти работать в банковскую сферу?

Очевидно, что сократится число банковских отделений. Диджитализация идет, и все это будет в телефоне, а значит, такого количества банков не потребуется. Банки будут, но просто другие, и соответственно будут более digital, а филиалы начнут закрываться. 

Всегда было интересно, почему для вас важно поддерживать семейную атмосферу в офисе. Как вы поддерживаете мотивацию среди сотрудников? 

У нас очень либеральная атмосфера. Если вы прогуляетесь, то увидите, как люди одеты, как они выглядят, как себя ведут. Очевидно, что у нас нет чинопочитания, что свойственно российским компаниям, у нас нет кумовства, нет блата. Здесь не нужно хорошо относиться к начальнику, чтобы получить карьерное продвижение, и так далее. У нас отсутствуют все эти рудименты восточного общества, поэтому мы процветаем. И обставляем все российские банки, потому что 99% банков в России — это «совок»! Другие организации я знаю меньше, но российские банки — это бюрократия, размывание ответственности. А у нас в этом смысле все четко: мы — про бизнес, мы — про рост! Поэтому у нас такие цифры, мы скорее американская компания. В России еще, наверное, Яндекс по такому принципу устроен. Пожалуй, можно назвать «Касперского». Зачастую же российские компании — это такой «совок», где начальник всегда прав, а у нас начальник не всегда прав.

То есть в принципе подчиненные вас не боятся?

Я не знаю, что значит «боятся». Я их не кусаю. Кто-то боится, кто-то нет, это от человека зависит. 

Вы так откровенно заявляете о ваших стратегиях — не опасаетесь, что кто- то из банков сможет взять эту идею и начать ее развивать?

Я не опасаюсь, потому что они тупые, они ничего не могут. Если бы могли, то сделали бы. Мы вот уже 10 лет этим занимаемся.

А какое у вас отношение к Сбербанку?

Сбербанк — это нормальный конкурент. Считаю, что, кроме «Сбера» и «Альфа», у нас особо нет конкурентов. Это два банка, которые что-то могут на самом деле. Но они и так все делают. А остальные — им хоть распечатай, принеси, они не внедрят, потому что там сидят любовницы, жены, всякая такая ересь. Ну что любовница или сестра двоюродная может внедрить? 

А какие-то личные проекты, связанные с благотворительностью, у вас есть?

Считаю, о благотворительности, как о сексе, смысла нет разговаривать, потому что это вещь интимная. Как и каждый нормальный, на мой взгляд, человек, разумеется, я занимаюсь благотворительностью. Но если я сейчас начну вам рассказывать, какую церковь построил или какой детский дом реконструировал, думаю, это не будет обо мне хорошо говорить.

То есть у вас нет какого-то фонда?

Фонда нет, я вообще не верю в эту идею, в идею фондов. Фонды, на мой взгляд, непрозрачные, непонятные организации. Никогда в жизни не давал деньги фонду, я делаю только прямые пожертвования.

Где вы себя чувствуете как дома? 

В Москве себя как дома не чувствую — мне Москва не нравится, я из Петербурга. Хотя родился в Сибири, но мое становление прошло в Петербурге, себя чувствую петербуржцем. Петербург — это моя родина, именно там я себя чувствую реально дома. Там мне нравятся люди, энергетика, проспекты, архитектура, рестораны. Мне там все нравится! Не нравится только погода. Москва — это неприятный город для жизни с неприятными людьми, с еще менее приятной архитектурой. Есть города, которые мне по душе, например, Сингапур. Я там исторически бизнес начал. Мне очень нравится Париж, но не нравится Лондон. В Америке нравится Сан-Франциско и совершенно не по нраву Лос-Анджелес. 

Назовите топ-3 мест, в которых вы не были, но которые хотите посетить.  

Новая Зеландия в списке давно стоит, пора бы. Пожалуй, Перу и что там рядом еще — Венесуэла, Колумбия — второй кластер, который мне давно пора бы посетить. И потом, более тривиально: есть страна такая, которая находится очень близко и в которой я никогда не был, называется Португалия. Хочу туда поехать уже лет десять. Более того, я над ней пролетал раз пять — по пути на Канары, на Тенерифе, куда только не летал! В Бразилию. То есть я над Португалией много раз проносился, но ни разу в самой стране не был.  

Скажите, а почему ваш выбор самолета — Falcon 7X?

Считаю, что это лучший самолет, я чувствую, как он летит. Это как Lamborghini и Maybach. Это спортивно. А все эти большие самолеты — я на них летал, кстати, — даже дешевле, но мне не нравятся. Это коровы такие летающие. Global — хорошие самолеты, но не мои, они для олигархов, у тебя живот должен быть. Мой же быстрый, спортивный, я сам достаточно быстрый и достаточно спортивный, поэтому он для меня! Falcon 7X — это вообще идеальный самолет с точки зрения цены, качества и того, что мне надо делать. Хотя я очень люблю Bombardier и посмотрю, когда выйдет их новая модель. 8X вообще непонятно зачем нужен. Возможно, если ты летаешь в Калифорнию... А поскольку я в Калифорнию не летаю, то он мне не нужен.

У вас было желание самому научиться управлять самолетом?

Желание было, но жена сказала: «Как только ты в первый раз сядешь за штурвал, я сразу выйду из самолета». 

В своей книге вы сказали, что у каждого предпринимателя должна быть своя мечта. Скажите, пожалуйста, какая мечта у Олега Юрьевича Тинькова?

Даже не помню, чтобы я такое заявлял… Ну да ладно, что только я ни заявлял. Моя мечта… Да нет у меня какой-то особенной мечты. Не знаю… Озвучивать что-то материальное, наверное, странно, а нематериальное еще более странно. Оставлю все свои мечты при себе!

Может, ваша мечта сбылась?

Трудно сказать. У меня никогда не было какой-то перманентной мечты, они меняются. Всегда новая мечта!

Возврат к списку


Сообщение принято

Мы свяжемся с вами в ближайшее время