Главная Путешествия и лайфстайл Лайфстайл Бруно Беламиш: «Единожды найдя свой путь, следуй ему»

Бруно Беламиш: «Единожды найдя свой путь, следуй ему»

Бруно Беламиш (Bell) — один из двух создателей часового бренда Bell & Ross, отвечающий за дизайн. Его компаньон Карлос Росильо (Ross) в большей степени сосредоточен на бизнес-процессах и развитии марки. Top Flight поговорил с господином Беламишем о вдохновении, отваге молодого бренда и лучших местах для отдыха.

Беседовал Батыр Айнабеков

Расскажите, пожалуйста, как вы познакомились с мистером Росильо и пришли к идее создания часового бренда?

Мы знакомы со времен колледжа, с 16 лет. Мы сразу подружились, а после колледжа я поступил в школу дизайна, а Карлос — в бизнес-школу. Все это время мы поддерживали контакт, и после получения предложения работать в часовой индустрии совместно с немецкой фабрикой Sinn я связался с Карлосом и спросил, интересно ли ему вместе со мной было бы развивать бизнес в часовой индустрии. Таким образом, в 1994 году во Франции мы создали Bell & Ross в качестве дистрибьютора часов Sinn под названием Bell and Ross by Sinn. Сегодня можно сказать, что наш бренд — это соединение творчества и бизнеса, двух наших специализаций и разных характеров с единой страстью — любви к часам.

Что помогло вам найти свой собственный стиль? С чего все началось?

Однажды я встретился в Германии с г-м Гельмутом Синном, владельцем Sinn watches. Он производил часы в авиа- и милитари-стиле, которые были вне времени. Это соответствовало моим вкусам, моему видению дизайна — тогда я учился в школе дизайна, и эти часы мне очень нравились, поэтому я начал сотрудничать с Sinn watches в Германии. Как дизайнер я работал над новыми проектами, создал несколько моделей часов в этом стиле — предельно функциональных, а форма соответствовала содержанию: графические циферблаты в черной оправе. В то время было сложно найти такие часы. История часовой индустрии в 80-х изобиловала различными вариантами «революционного» дизайна, которые впоследствии исчезли, и мы с нашим брендом вновь запустили часы с подобным обликом.

Спецслужбы и военные ведомства активно интересуются вашими часами. Чем, по вашему мнению, это обусловлено?

Прежде всего характеристикой часов: четкость циферблата, надежность, дизайн. На самом деле эти люди приходят к нам, потому что им очень нравятся наши часы даже с учетом того, что многие профессионалы в настоящий момент чаще всего носят кварцевые часы. А поскольку летчики могут носить только механические, мы разработали для них несколько таких моделей и ряд специальных вариантов с эмблемами авиаэскадрильи.

Создавая свой бренд, понимали ли вы, что существует множество больших и старых брендов, играющих на территории авиации? Пугало ли вас это?

Нет-нет. Когда молод, ты не видишь угрозы, поэтому делаешь что-то совершенно иное — и это работает. Необходимо иметь свое уникальное видение и рисковать. Иногда ты проваливаешься, иногда преуспеваешь. Мы совсем не боялись провала: вышли на эту арену, сделали свое и преуспели. Мы были невелики, молоды и страстно увлечены. В этом оказалось преимущество перед компаниями, которые боялись рисковать.

Где вы находите источники вдохновения? Кто является для вас образцом или гуру в часовом дизайне?

Вдохновение — во всем. Вы никогда не найдете хорошие идеи, просто сидя за компьютером. Прогулки, мода, дизайн, автомобили — вокруг столько источников вдохновения! Природа — тоже. Например, английский дизайнер Росс Лавгроув — мы были на его выставке в Париже. Там меня очень впечатлила идея, навеянная природой: для ножек стола он использовал стволы необработанного дерева. Есть много источников, и каждый должен найти свой путь, свою линию. Для меня важно быть разнообразным, иметь свою легитимность на этом рынке, полном конкуренции, и сохранять свою идентичность. Единожды найдя свой путь, следуй ему, но будь осторожен, ведь если у тебя слишком много «шифров», ты закрываешься, и будет сложно, потому что ты всегда должен быть открыт.

Какие рынки на сегодняшний день являются ключевыми для Bell & Ross?

Исторически сложилось, что Франция, также США, но нам хотелось бы освоить китайский рынок. Он очень велик, и никогда не знаешь, как с ним совладать: ты должен быть очень крупным и сильным как бренд.

Что вы скажете по поводу российского рынка?

Российский рынок считаю уникальным — сначала там все идет определенным образом, затем иначе… Хотя Россия — небольшой сегмент нашего рынка.

Чем вы занимаетесь, когда хотите расслабиться и хорошо провести время, отвлечься от дел?

Я люблю садоводство. Считаю, что, если где-то и есть расслабление, оно в природе. Несмотря на то, что я француз, предпочитаю английский садовый стиль. Это смесь чего-то широкого и хорошо структурированного.

Как вы знаете, наш журнал преимущественно о путешествиях, и читают его в основном во время полетов. Назовите три самых примечательных места, где вам нравится находиться, расслабляться?

Первое место — небольшой городок неподалеку от моего дома в Бургундии — Везле. Это довольно обширная местность в центре региона, там есть гора с базиликой, и в этом месте особая энергия, оно вне времени. Второе — Танжер, Марокко, – это микс хорошей еды, другого, более простого, стиля жизни. Третье место — Венеция. Но, если бы у меня было достаточно денег, я бы не покупал дома — я бы купил джет, нанял пилота и летал бы по миру.

Возврат к списку


Сообщение принято

Мы свяжемся с вами в ближайшее время

СРАВНИТЬ: 15 шт.