Главная Путешествия и лайфстайл Лайфстайл Сергей Сельянов: «В кино есть место чуду»

Сергей Сельянов: «В кино есть место чуду»

Один из самых известных российских продюсеров Сергей Сельянов, руководитель кинокомпании «СТВ», рассказал о глобальных перспективах отечественного кино, о том, в какие фильмы нужно вкладываться, и о главной функции продюсера.

Интервью: Андрей Калинин

Сергей Михайлович, однажды вы сказали, что кино — это не бизнес. Что для вас лично означает кино?

Оригинального ответа не ждите. Отвечу, как многие люди до меня: жизнь! Кино является содержанием моей жизни. Я лет в 14 начал заниматься кино и с удовольствием продолжаю. Почему все остальные люди не занимаются кино, не понимаю, — это совершенно прекрасный вид деятельности!

✈ Как изменилась киноиндустрия? Даже за последние 10 лет произошел колоссальный скачок в развитии отечественного кино. 

Открываются новые рынки, возникают новые носители: DVD, Blue-Ray, теперь digital-дистрибуция, то есть Интернет, стриминговые сервисы… Или, к примеру, Белоруссия с Казахстаном стали серьезным рынком, а Украина, наоборот, выпала из орбиты. Но уже года три-четыре, как мы вышли со зрительским кино за рубеж, и теперь любой качественный фильм продается в десятки стран мира, и мы верим, что будет круто! Ведь наше авторское кино всегда занимало достойные позиции, а зрительское — просто никогда. 

✈ Картина «Салют-7» на 5–10% превзошла ваши ожидания по кассовым сборам в России. А что касается зарубежных сборов?

Пока прогноз делать сложно: еще нет устоявшихся связей на международном рынке, когда тебя уже там ждут, и ты примерно понимаешь, за сколько фильм будет продан на ту или иную территорию. Здесь еще нужно годика два-четыре поработать. Поэтому прогнозов каких-то более-менее точных относительно «Салюта» не было, но старались продавать везде, где только можно. Он вышел в Китае, Японии, Корее, продан на все англоязычные территории и еще в несколько десятков стран: где-то выходит в кинотеатрах, где-то цифровая дистрибуция, Интернет… О фильме очень хорошие отзывы от зарубежных коллег, все отмечают какое-то неожиданное качество компьютерной графики. Созданная для картины модель Земли отображает атмосферу, облака, ветры, смену дня и ночи. Если Куарон захочет снять продолжение «Гравитации», то, наверное, он у нас ее арендует. На «Салют-7» работало три суперкомпьютера: два — в Челябинске, один — в Курчатовском институте, а они просчитывают ядерные процессы, процессы в адронном коллайдере… Современное кино — а теперь уже и российское — это по-настоящему инновационный, прорывной вид деятельности!

✈ То есть все касающееся кинопроизводства «Салют-7» было создано благодаря российским технологиям?

Да. Поэтому сейчас мы начали воплощать проект, который хотели реализовать еще 15 лет назад, но возможностей для этого не было — финансовых, технических… Фильм «Конек-горбунок» по сказке Ершова. Для нас это настоящий вызов, поскольку будет и персонажная анимация — Конек-Горбунок, Жар-Птица, Рыба-Кит и много графики. И такой большой зрительский проект возможен благодаря тому, что треть бюджета обеспечена государственной поддержкой. Она помогает минимизировать риски и делать такие фильмы. А делать их необходимо, потому что мы соревнуемся на собственном рынке с самим Голливудом.

✈ При этом принято ругать наш Минкульт, Фонд кино и так далее, но действительно за последние пару лет качественных фильмов вышло больше. Это все-таки связано с государством, или просто так получается? Благодаря или вопреки?

Не понимаю, почему Фонд кино ругают… Вру, понимаю, конечно, — ругать очень приятно! Но надо смотреть «счет на табло», как говорят в футболе. Фонд кино — лучшее, что произошло с нашим кинематографом за всю историю его существования, это самый эффективный инструмент, в создании которого я принимал участие, скажу с гордостью. Мы предложили власти гораздо более эффективную модель государственной поддержки, лучшую, чем было до того. Владислав Сурков в свое время помог, и президент услышал. Поэтому, собственно, все, что мы имеем в области зрительского кино, все успехи — благодаря этому! Для успешной конкуренции необходима концентрация ресурсов, предсказуемость финансовой поддержки. Проекты создаются долго: написание сценария — года полтора, производство большого фильма — минимум два года, то есть в общей сложности три с половиной-четыре года. Поэтому важна предсказуемость. Это позволяет поднимать большие фильмы.

Какая у нас глобальная перспектива? Снимем ли мы проект, скажем, с бюджетом 100 миллионов долларов?

Снимем. Уже готовится «Вий-2. Путешествие в Китай» с бюджетом 50 миллионов, участием Арнольда Шварценеггера и Джеки Чана, в частности. Большущее приключенческое кино! Придумали его мы, и китайцам он понравился. Да, это первая — и сразу очень большая — российско-китайская копродукция. Первая официальная и достаточно трудная. В Китае тоже своя бюрократия, надо все их правила соблюсти, чтобы получить этот статус. В данном статусе — официальной продукции — возможно покорить Китай в «золотое время», когда максимальные сборы. В этот период китайские картины собирают по 800 или 900 миллионов долларов, Америке и не снилось! Без участия Китая мы бы сомневались, поскольку угадать, не чувствуя зрителя, не чувствуя того, для кого это делается, было бы авантюрой! В Китае же сотни проектов проваливаются, как и везде. Вообще во всем мире работает 10% проектов: в Америке, во Франции, в Китае… В Советском Союзе так было, сейчас — в России. 

✈ Почему наши продюсеры не стараются выйти на Запад? Есть лишь единичные случаи: Олег Бойко вкладывал деньги в Sin City… Дорого? 

Безуспешно. Американский рынок пока главный, хотя китайский его скоро обгонит, но он в существенной степени закрыт. Туда очень трудно попасть во многих смыслах. Вот что я, российский продюсер, понимаю в ментальности американского зрителя? Немного, можно сказать, ничего. Значит, я буду здесь либо всегда таким «инвестором» — вложил деньги в надежде, что «а вдруг?», а оценить проект с высокой степенью компетенции и экспертизы не смогу. Конечно, есть эксперты, которым можно доверять, но продюсер — это не просто «вложил деньги — получил прибыль», он главный creator! Все зрительское кино является продюсерским: ты создаешь, выбираешь, находишь, делаешь выбор — главные функции продюсера, а там меня ее лишают, я не могу ей воспользоваться. У меня недостаточно наглости, чтобы сказать американскому партнеру: «Нет, берем этот сценарий, этого артиста, так и так будем маркетингово продвигать у тебя в Америке эту картину…» Немножко самонадеянно, да? Неслучайно даже, что выдающиеся деятели нашего кино, Кончаловский, например, там не очень задержались. И нужно ли? У меня нет такой тяги. Мне очень интересно делать кино для наших — стараться, чтобы оно путешествовало, чтобы было интересно и зарубежному зрителю, — но все-таки это наше, российское, которое я чувствую. Америку не чувствую, мне неинтересно.

✈ На что сейчас идет российский зритель в кинотеатр? По-прежнему лидирует entertainment? 

Со времен Аристофана entertainment главенствует. Огромное количество зрителей в мире идет в кино, именно чтобы расслабиться, развлечься. Я нисколько не умаляю роли авторского кино во всех его проявлениях — без авторского кино как естественного элемента культуры и искусства не будет и большого кино, развития кинематографического языка! Его ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов, если мы говорим о кинематографии. А если мы говорим о широком зрителе, то, конечно, это развлечение, а значит, комедии, большие фильмы «про нас», как «Салют-7», «Легенда № 17» или, скажем, «Духлесс»…  Есть и другие примеры, но это все про нас, не про американцев, не про африканцев.

Как «Особенности национальной охоты»?

Совершенно верно. Довольно часто такие местные национальные комедии, о которых никто не знает в мире, занимают первые места на рынках своих стран, но они не путешествуют. Но почему бы не делать такие картины? Наша анимационная серия про трех богатырей и коня Юлия или «Садко», который выйдет в мае, — это тоже тип национальной комедии. Если вам пришла в голову отличная мысль, но национальная по характеру, вы ж ее не будете выбрасывать на помойку только потому, что «ой, наверное, за границей не поймут»? Тем более что даже тут бывает трудно угадать. Вот «Особенности национальной охоты» — уж на что национальный фильм, а почему-то в Чехии занял первое место!

✈ Доказывает ваши слова, что 10% могут внезапно выстрелить!

Кино прекрасно тем, что в нем случаются чудеса. Иногда. «Движение вверх» — замечательный фильм, но такого результата никто не ждал: ни создатели, ни профессионалы рынка, ни эксперты — никто! Согласно правилу рынка время выхода фильма в прокат основывается на прогнозах — другого инструмента, к сожалению, нет. Соответственно мы, исходя из прогноза сборов, закладываем бюджет на рекламу. Ошибка в прогнозе на 30% в ту или другую сторону — это грубая ошибка, на 50% — еще более грубая, а в два-три раза — уже не ошибка, это либо чудо, либо катастрофа. Если звезды сошлись, то получается «Движение вверх». В Америке, на мой взгляд, подобные чудеса порой сознательно в индустрии совершаются — это же подтверждение американской мечты в чистом виде! Например, Роберт Родригес отснял за копейки первый фильм и завоевал весь мир. Или «Ведьма из Блэр» — чуть ли не любительским способом снятое кино, и опять же колоссальный успех! Доказывает, что в кино есть место чуду, и это способствует притоку новых кадров в индустрию.

С какими режиссерами вы бы хотели посотрудничать в дальнейшем? 

Все определяет проект. Если говорить о зрительском кино, то необходимо ощущать, что проект требует от тебя. Ты видишь, этот режиссер замечательный, но он не для данного проекта, а вот тот подходит. Мы же не режиссеров, а фильмы производим! В авторском кино по-другому: там тоже выбираешь, конечно, но там уже автор приходит с проектом, и если материал цепляет, то продюсер «подставит плечо». Абстрактно выбирать режиссера авторского кино — Звягинцева, Хлебникова или кого-то иного — для меня невозможно, я должен включиться эмоционально, когда режиссер представляет идею. Сейчас мы готовим проект с Хлебниковым, с которым делали «Аритмию». С моей точки зрения «Аритмия» — фильм замечательный; такие фильмы трогают сердца людей, им необходимо помочь. 

✈ Ваш месседж для наших читателей, которые собираются инвестировать в кинопроизводство. 

Не инвестируйте в кинопроизводство! Всегда предупреждаю тех, кто планирует вложиться в нашу отрасль: «Если входите в кино системно, вам надо любить убытки». Лет 10 назад у меня два человека реально плакали от счастья, что я спас им десятки миллионов долларов, которые они планировали вложить. Сейчас, кстати, стало лучше — возможностей для инвестиций гораздо больше. Надо просто работать с людьми нормальными, а инвесторы, как специально, находят каких-то странных… Кино — это рискованный бизнес. Но если вкус к риску есть, то почему нет?..

✈ Как творческий человек где вы черпаете вдохновение? Есть ли такие «места силы», в которых вы чувствуете особый прилив внутренней энергии?

Особый прилив энергии я чувствую в своих офисах в Москве и Петербурге (улыбается). Есть страны, где мне комфортно, например, Израиль и, как ни странно, Япония — вроде все другое, но я не чувствую себя там иностранцем. Почему? Я сам себе не могу объяснить… Свободно перемещаюсь, общаюсь, причем неважно, говорят там по-английски или не говорят. Японцы очень доброжелательны: подойди к любому, и тебе постараются помочь, а если он не может лично, то звонит другу. Понимаешь, что тебя здесь никто не обидит. Интересно мне было внимательнее посмотреть Юго-Восточную Азию — Бирму, Вьетнам… 

Фестивали, где все уже расписано, наверно, не позволяют отдохнуть? 

Когда меня спрашивают — где отдохнул, отвечаю: «Да я не устаю». На фестивалях же действительно прилетаешь в город на пару дней. На «Кинотавре», правда, удается совместить приятное с полезным. Замечательный фестиваль, где мне комфортно уже не только в профессиональном, но и в непрофессиональном смысле. Хотя даже не знаю, летал бы куда-либо вообще, если бы не наши зимние каникулы: хоть расшибись, но никакой деловой активности не бывает. Работа — лучший отдых!

Возврат к списку


Сообщение принято

Мы свяжемся с вами в ближайшее время

СРАВНИТЬ: 15 шт.