Добро пожаловать на крупнейший портал бизнес-авиации
Меню
В поисках малазийского самолета-призрака может помочь уникальная разработка из Приморья
В поисках малазийского самолета-призрака может помочь уникальная разработка из Приморья
Работы по созданию Центра подводной робототехники в Приморье остановлены из-за проблем с финансированием, на которые, похоже, уже давно пора обратить внимание прокуратуре. Открытие Центра подводной робототехники, который вот уже несколько лет строит Институт проблем морских технологий ДВО РАН, вновь откладывается на неопределенное время. Между тем корпус, возведенный на берегу Амурского залива с учетом всех требований современного высокотехнологичного производства, полностью готов. Это пятиэтажное здание тремя этажами уходит вниз, к морю, повторяя рельеф крутого берега. Подключены электричество, водоснабжение и вентиляция, смонтированы сеть для компьютеров и серверная. Заполнен водой бассейн для доработки и испытаний подводных роботов, его глубина больше, чем в этой зоне Амурского залива, - 13 метров. Сквозь стеклянную крышу солнце освещает просторный цех конечной сборки аппаратов. Заходи - и работай. Но в пустых помещениях гулко звучат шаги редких посетителей: подрядчиков стройки, которые полностью завершили работу и вынуждены охранять объект. "ЗР" попытался разобраться, почему уникальное опытное производство, каких нет в России, так до сих пор и не заработало во Владивостоке, несмотря на многочисленные визиты на стройплощадку высокопоставленных гостей и очевидную выгоду проекта. Ведь именно специалисты Института проблем морских технологий первыми в мире разработали подводный аппарат, способный выполнять сложные задачи на глубине 6 тысяч метров. Это их автономный необитаемый "Клавесин" был задействован в экспедиции на Северный полюс, а другие аппараты успешно участвовали в различных поисковых операциях после громких катастроф. Проект Центра подводной робототехники ИПМТ ДВО РАН площадью 8300 кв. метров был готов в 2004 году, строительные работы начаты в 2006-м. В 2008 году произошла корректировка проекта, в соответствии с обновленным вариантом стоимость объекта - около одного миллиарда рублей. Работы были продолжены, но в 2010-2011 гг. объект был законсервирован из-за отсутствия финансирования. В 2012 году стройка возобновилась, и к концу 2013 года работы были завершены. Сегодня на строительство и оборудование Центра подводной робототехники израсходовано около 700 млн рублей. - Строительные работы здесь полностью завершены, все там вымыто-вычищено. Но к нам не поступили бюджетные средства на дозакупку оборудования, порядка 220 млн рублей, - рассказывает член-корреспондент РАН, директор ИПМТ ДВО РАН Леонид НАУМОВ. - Они были нам выделены еще в прошлом году, с финансированием с января 2014 года. Но в академии наук прошла реорганизация, и институт перешел в подчинение Федерального агентства научных организаций (ФАНО). За строительными должны идти пуско-наладочные работы, но уже прошло пять месяцев текущего года, мы пишем и ездим в ФАНО, но проблема не решается. Можно предположить, что там еще не сформированы соответствующие структуры, которые могли бы грамотно организовать финансирование объекта, вышедшего на завершающую стадию. А между тем управление капитального строительства в президиуме ДВО РАН, которое являлось заказчиком стройки, уже расформировано, и людей, которые могли бы законно принять работу хотя бы у строителей, выполнивших свою часть проекта, просто нет. - С 1973 года нашими специалистами сделано порядка 40 типов аппаратов разного класса, - продолжает Леонид Наумов. - Институт выпустил серийно аппараты, которые приняты на вооружение и работают на Севере, Черном море и у нас в Тихоокеанском флоте. Техника, которую мы выпускаем, соответствует мировым аналогам, а по некоторым параметрам и превышает их. Жаль, что организовать хорошую кооперацию и начать серийный выпуск этой продукции пока не удается. Но по большому счету - это уже забота не ученых ИПМТ. В их силах наполнить новый корпус Центра подводной робототехники интеллектуальной жизнью и обеспечить выпуск 16 различных подводных аппаратов. А в общей сложности, по словам директора института, в стенах Центра в рамках мелкосерийного производства можно выпускать до 30-40 экземпляров в год. Рынок, в том числе и международный, ждет эту уникальную технику. К примеру, организаторы поиска малазийского самолета, пропавшего над Тихим океаном, обращались за помощью именно в ИПМТ ДВО РАН. - У нас есть опыт подобного поиска, мы находили потерпевшие аварию самолеты и вертолеты в различных районах Мирового океана. Например, в ходе поиска одного из самолетов наш аппарат сделал уникальную съемку на площади 1,5 млн кв. метров. В результате получили сплошную фотографию территории, на которой обнаружены фрагменты самолета, - рассказывает директор ИПМТ. - Представители малазийской стороны действительно к нам обращались, но аппараты, которые делает институт, не являются нашей собственностью, они принадлежат заказчику, так что нужно выходить на них. Все это мы сообщили малазийцам, а также направили поступившие предложения в Рособоронэкспорт. - Мы получаем много обращений по поводу покупки нашей продукции из-за рубежа, например, Канада, Индия хотели бы, чтобы мы сделали для них технику. Но институт не имеет права заниматься внешнеэкономической деятельностью. Все посылаем в Рособоронэкспорт, а им… лучше продать старую "Варшавянку", чем заниматься нашей аппаратурой, - говорит с горечью Леонид Анатольевич. Рынок, по его мнению, давно захватили американцы, французы, норвежцы. Не исключено, что на первые позиции может выйти Китай. - Мы первые в мире сделали аппарат, первые в мире достигли глубины 6 тыс. метров. Россия и сегодня впереди по типам и номенклатуре подводных аппаратов, а вот по количеству далеко отстала от других стран. Мы, так же как и в 1980 году, выпускаем по 5 аппаратов в год, а в мире выпускают уже две тысячи аппаратов, - комментирует ситуацию Леонид Наумов. - По экспертным оценкам, рынок подводных роботов превышает $1,2 млрд, а рынок услуг, которые с помощью этих аппаратов могут быть выполнены, - порядка более $100 млрд. И российским уникальным аппаратам, несомненно, на этом рынке нашлось бы место. Кажется, осознание этого факта пришло на различных уровнях. Не зря же заговорили о создании во Владивостоке кластера по подводным технологиям морского приборостроения. На первых же презентациях этого кластера представляли наработки и аппараты, созданные в ИПМТ. Правда, потом потенциальные участники проекта начинали плавно перетягивать "кластерное" одеяло на себя, как-то забывая, кто и где сделал эти аппараты. В качестве гипотетических площадок кластера предлагаются владивостокский завод "Изумруд" и Дальневосточный федеральный университет. По мнению Наумова, чтобы завод "Изумруд" приступил к серийному выпуску каких-то разработок ИПМТ, надо вложить большие средства в модернизацию производства, ведь здесь никогда не производилось такое оборудование. Не менее актуальной и сложно разрешимой на сегодня является и кадровая проблема. Но, несмотря на планы участия в кластере, в ДВФУ, по словам Леонида Наумова, до сих пор не открыта специальность "подводная робототехника", а качество подготовки специалистов пока не дотягивает до потребностей этого инновационного производства. И все-таки кластер - это перспектива. А сегодня Центр подводной робототехники, выстроенный и частично укомплектованный оборудованием мирового уровня (4-й категории точности, выше только 5-й класс - техника для космической промышленности) ждет скорейшего решения финансовой проблемы. Проходим по гулким цехам. Осматривая это, прямо скажем, роскошное производственное здание, оглушенная не соответствующей ситуации тишиной, вспомнила один недавний сериал первого канала, очень огорчивший сюжетом. Там несколько чиновников, облеченных высокой властью, делают все, чтобы разработки российских ученых с приставкой "нано" придержать и не пускать в производство, предлагая их зарубежным конкурентам. Тогда никак не хотелось верить, что сюжет взят из жизни… Попросила прокомментировать мою конспирологическую версию директора института: - Были попытки заглянуть в ваши технологии, если не сказать прямо - украсть? - Попытка рейдерского захвата нашей технологии действительно была, - ответил Леонид Наумов, - ее пытались "перенять", когда только заговорили о финансовых вливаниях в Дальний Восток и, как говорится, запахло деньгами. Всегда находятся те, кто хотел бы на чужих плечах попасть в Рай. Но нашими технологиями не так просто завладеть, даже если ты имеешь весь пакет документов. Непростая это техника, которая должна работать под водой и выполнять функции человека. Она требует от тех, кто ее делает и эксплуатирует, очень высоких компетенций, - говорит директор института. Такие компетенции есть у специалистов института, и они готовы ими делиться, но - в качестве равноправных участников рынка, с учетом той производственной базы, которую все последние годы строили и пестовали.

/ Новости

Более 140 моделей самолетов и вертолетов бизнес-класса;

Летно-технические характеристики, компоновки салонов, карты дальности полета из Москвы;

Эксклюзивные фото воздушных судов и VIP-интерьеров;

Ориентировочную стоимость авиатехники в 2016-2017 гг;