Добро пожаловать на крупнейший портал бизнес-авиации
Меню
Помощь с неба. Один день с врачом полярной санавиации
Помощь с неба. Один день с врачом полярной санавиации
Санитарная авиация в Ненецком округе - единственный способ обеспечить население огромного региона медицинской помощью. Там, куда не заберется ни один вездеход, вертолеты с медиками ежедневно спасают чьи-то жизни. Как и за чей счет существует "Крылатая скорая", разбирался SmartNews. Вертолет натужно заскрипел, приподнялся в воздух на несколько сантиметров, бессильно плюхнулся назад и вернулся на парковку. С острова Колгуев пришла метеосводка - туман, метель, шторм. Лететь - самоубийство. Врач "скорой помощи" Наталья — светловолосая девушка - нервно барабанит по чемодану с надписью "санавиация". На Колгуеве - роды с осложнениями, их нужно остановить и перевезти роженицу в Нарьян-Мар, где есть врачи и оборудование. Минута промедления может стоить жизни пациентам; но винтокрылая "скорая" зависит от погоды. На Севере, а тем более на островах Северного Ледовитого океана, летную погоду считают подарком судьбы. Наконец, вылет разрешили. Старенький Ми-8 разворачивается над ожерельем огней Нарьян-Мара и уходит в темноту. Спасательный плот брезгливо запихивают в дальний угол салона. И пилоты, и медики прекрасно знают, что если "восьмерке" приспичит приводниться в ледяные океанские воды, не выплывет никто. А место на полу понадобится пациентам. "Случаи бывают совершенно разные. Вот у оленевода желудочное кровотечение на фоне злоупотребления, а так — бывают аппендициты, переломы, ножевые ранения. Патологии самые различные. В принципе, здесь достаточно на такое количество населения врача общей практики, фельдшера и акушера. Но узкого специалиста мы пригласить на работу не можем." Николай Комаров, главврач НАО "Хорей-Верская участковая больница" Санавиация летает не так часто, как городская "скорая помощь". Как правило, в неделю совершается 3-4 вылета. Сейчас работу врачей привели в порядок - почти во всех поселках есть амбулатория или фельдшерский пункт; на месторождениях работают врачи. Поэтому ложных вызовов не бывает, и если вертолет поднимается в воздух, дело действительно серьезное. Несложных больных отправляют в Нарьян-Мар ближайшим попутным рейсом. За окном вертолета полная луна играет на волнах и айсбергах. Через полтора часа борт подходит к острову Колгуев. Начинается самая сложная часть полета - посадка. Вертолетная площадка здесь есть, но освещение к ней подвести то ли забыли, то ли не захотели. Берег совсем рядом, в случае промаха вертолет упадет в воду. Жители поселка, кто потрезвей, выстроились по периметру, и указывают путь фарами снегоходов. На высоте нескольких метров снежный вихрь от винта превращает картинку за окном в ровную белую пелену. Кажется, что вертолет мчится сквозь пространство на бешеной скорости, но приборы говорят обратное. Спустя минуту обессиленная машина прижимается к земле, рев двигателей стихает, а командир переводит дух: — Сели. — Вслепую? — Ну освещали же "буранами". — Этого достаточно для посадки? — Особенность. Санрейс опоздал. Роды состоялись. Фельдшер поселковой амбулатории позвала в помощь одну из местных жительниц, которая немного понимает в акушерстве, и все прошло благополучно; хотя по виду роженицы этого не сказать. Тем не менее, женщину с ребенком сажают на снегоход, и везут к вертолету. — Она у нас немножко из социального риска, — поясняет фельдшер колгуевской амбулатории. - Беременность уже четвертая, и роды предположительно четвертые. Если она будет в Нарьян-Маре, будет спокойнее. Я как-то летала на остров Колгуев. Летели на Баренцевым морем туда и обратно на материк в нормальную погоду. Лететь было так страшно, что до сих пор иногда снится кошмар как я лечу над морем в вертолете. А тут люди летали 5 часов, принимали больного человека на борт. Я думаю, что таким людьми надо только восхищаться и говорить им спасибо за такую важную и нужную работу. Сама как-то вывозилась экстренно санрейсом. Нефтяные промыслы, поселки Ненецкого округа, стойбища оленеводов. Вертолет иногда приходится сажать в тундру практически на ощупь, в метель или в полной темноте; пилоты на Крайнем Севере всегда считались элитой летного состава. Ограничения по погоде для санзаданий существенно меньше, чем для обычных рейсов. Час работы "восьмерки" стоит около ста тысяч рублей. За год - миллионы рублей налогоплательщиков только на топливо. Медики стараются экономить за счет логистики. Санрейсом отправляют выписавшихся больных, завозят медикаменты в деревни. Укомплектовывать вертолет, как правило, приходится за полчаса - время дорого. Но врачи справляются. Не обходится и без конфликтов. В 2012 году срочная медицинская помощь потребовалась капитану судна "Искатель" в Баренцевом море, в районе Штокманского месторождения. Спасательной операции позавидовал бы Голливуд - вертолет провел над морем больше пяти часов. В поисках судна спасатели прошли около тысячи километров. Зависнув над "Искателем", вертолет поднял пациента на борт на специальном подъемнике прямо с палубы качающегося на морских волнах судна. Операция завершилась благополучно, больного доставили в Ненецкую окружную больницу. Проблемы начались по возвращении. Командира воздушного судна Сергея Карамзина оштрафовали на 30 тысяч рублей пограничники - за незаконное пересечение госграницы РФ. КВС свою вину не признает, ссылаясь на действующее законодательство. "В постановлении управления сказано, что район Штокмановского месторождения находится за 12-мильной зоной, о пересечении которой командир воздушного судна обязан докладывать в соответствующие органы, то есть, при следовании в указанный район вертолет пересек линию государственной границы РФ. Но почему-то не были приняты во внимание смягчающие, а также исключающие вину обстоятельства. Ведь санрейс выполнялся по заявке Ненецкой окружной больницы для оказания срочной медицинской помощи и спасения жизни человека — гражданина Российской Федерации." Юрий Адаменко, начальник юридического отдела Нарьян-Марского авиаотряда "За бумажками не видим героя и спасенную человеческую жизнь! Надеюсь, достойная награда найдет своего героя!" Надежда, из обсуждения на chumoteka.ru Кроме того, закон о государственной границе допускает ее пересечение для предотвращения ЧС и спасения жизни. Пограничники же настаивают, что КВС имел возможность проинформировать их о своем вылете. В итоге суд занял сторону пилота, а оспаривать это решение погрануправление не стало. Вертолеты санавиации продолжают парить над самыми труднодоступными участками тундры, расходуя миллионы бюджетных рублей. Но деваться некуда - дороги в Ненецком округе вряд ли построят в ближайшее время. Поэтому "крылатая скорая" еще долго будет гарантом медпомощи для обитателей самых дальних уголков России.

/ Новости

Более 140 моделей самолетов и вертолетов бизнес-класса;

Летно-технические характеристики, компоновки салонов, карты дальности полета из Москвы;

Эксклюзивные фото воздушных судов и VIP-интерьеров;

Ориентировочную стоимость авиатехники в 2016-2017 гг;