Добро пожаловать на крупнейший портал бизнес-авиации
Меню
Первым делом тренажеры
Первым делом тренажеры
После череды страшных авиакатастроф в России вопрос безопасности полетов в гражданской авиации стал особенно острым. Одним из решений этой задачи стало появление принципиально нового отечественного тренажера, предназначенного для подготовки летных и кабинных экипажей пассажирского самолета типа «Ан-148». Что собой представляет «ноу-хау» российского авиастроения, а также как профессиональные летчики и бортпроводники повышают свою квалификацию, выяснял корреспондент «МК».

На земле — как в небе

Презентация комплексного тренажера «Ан-148», построенного российской компанией ЗАО «Транзас», прошла в Домодедовском районе, в одном из самых крупных авиационных учебных центров. Тренажерный комплекс превзошел самые смелые ожидания как профессионалов, так и любителей авиации. Снаружи основной тренажер — кабина пилотов — похож на машину из будущего. На согнутых «ногах», прикрепленных к полу, размещена огромная капсула. Чтобы забраться внутрь, нужно преодолеть несколько десятков ступеней. Внутри всё как в настоящей кабине, вплоть до кресел. — Внутри наступает некий когнитивный диссонанс. Только что был на земле — и уже через секунду ты на аэродроме, а точнее, в кабине пилотов, — примерно так говорили о своих первых впечатлениях «пассажиры» тренажера. Это ощущение возникает в том числе и из-за того, что за стеклом не белые стены тренировочного зала, а настоящая взлетно-посадочная полоса — изображение транслирует компьютер. В кабине два кресла — для командира и второго пилота, сзади еще одно кресло инструктора. Оно, кстати, оборудовано двумя мониторами, с помощью которых инструктор задает параметры полета и следит за работой летчиков. После осмотра кабины поступает заманчивое предложение сделать круг над Москвой. Итак, у штурвала — двое. Профессионалы или ученики — неясно. Пассажиры — за спинами летчиков. Перед полетом кабина закрывается. Пилоты начинают заводить двигатели. Всех настоятельно просят занять места и пристегнуться — тряску обещают как в настоящем самолете. И действительно, уже через секунду вовсю грохочет двигатель, кабину нешуточно трясет, а взлетно-посадочная полоса стремительно «убегает» под шасси. И вдруг становится по-настоящему страшно: что, если не взлетим? Вдруг у штурвалов дилетанты? Взять себя в руки не удается — мозг отказывается воспринимать мысль, что это всего лишь тренажер. {galery}

К счастью, «Ан-148» отрывается от ВПП. Появляется приятное чувство легкой невесомости — все, мы в воздухе... Виды за стеклом сменяют друг друга. Вместо ВПП — уже зеленые леса, дома, дороги. — Эшелон устанавливаем в метрах или футах? — спрашивает один у другого. — Давай в метрах — этак легче... Оказывается, новая система эшелонирования, которая была введена в России в середине ноября, добралась и до тренажера. Впрочем, здесь никаких проблем с двум единицами измерения, недавно введенными в российской авиации, нет. Компьютер моментально меняет данные — с метров на футы и обратно. — Можем в метрах, а можем в футах, — пояснил инструктор. Мне же осталось про себя добавить: жаль, что не на всех российских самолетах есть такая система и многим пилотам приходится рассчитывать данные — переводить метры в футы и обратно — практически вручную. В середине полета возникает серьезная проблема — по-настоящему заложило уши, как это бывает у некоторых пассажиров во время полета. — У вас бумажные пакеты есть? — на всякий случай интересуюсь я у инструктора. — А то уши уже заложило. И как-то не по себе... — Заложило уши — эта функция у тренажера тоже предусмотрена, — смеется в ответ инструктор. — Хотя с чего бы это? Турбулентность вроде слабая... Давайте-ка подбавим. Инструктор тыкает в монитор, и трясти начинает еще сильнее... На самом деле заложенные уши — скорее психологический момент из-за того, что в кабине слишком все достоверно — и виды за стеклом, и тряска. Сделав круг, мы приступаем к самому напряженному моменту полета — снижению. За стеклом уже виднеются башенки аэропорта «Внуково» и ВПП, в которую мы должны вписаться. Второй пилот вдруг начинает резко тянуть штурвал на себя. — Не так резко, а то будет ба-бах, — монотонным голосом корректирует действия второго пилота его коллега. Тут становится ясно, что коллега — профессиональный летчик, а рядом — любитель. Самолет тем временем уходит в крутое пике. Компьютер нервничает и просит принять меры. Пассажиров заносит вперед. «Это конец!» — проносится в голове, и перед глазами начинают мелькать картинки из детства... К счастью, в кабине настоящий профессионал. Пара верных действий — и самолет выравнивается. Остается только приземлиться. Но и это не удается с первого раза. Как только шасси прикасаются к ВПП, самолет снова от нее отрывается. На второго пилота устремляются гневные взгляды — он снова напортачил. — А вот теперь сильнее жмем, а то не впишемся, — командует главный в кабине. Приземлиться удается только с третьей попытки. При этом трясет, как в поселковой маршрутке. Шасси «бегут» по полосе, и кажется, что чувствуешь под собой каждый камешек. Руки впиваются в ручки кресла. В кабине тем временем пассажиры-наблюдатели начинают хлопать. — Рано хлопаете... Риск аварийных ситуаций сохраняется вплоть до того момента, пока самолет не остановится, — выдает один из пассажиров, и аплодисменты резко смолкают. Через секунду глохнут двигатели, прекращается тряска. И вот тогда начинается настоящая овация. — Спасибо! — по привычке благодарят пилотов за полет и относительно мягкую посадку пассажиры лайнера. Для полноты ощущений не хватает голоса стюарда, вещающего о погоде в аэропорту «Внуково». Наружу никого не выпускают. «Капсула» должна вернуться на свое место. К ней снова должен присоединиться трап. И только после этого экипаж и пассажиры смогут выйти из кабины. — Ну что, понравилось? Можно было бы спровоцировать аварийную ситуацию для полноты ощущений или запустить газ, имитирующий задымление. У нас это все есть... — рассказывает повеселевший командир. — Дым неопасный. Типа того, что пускают на дискотеках, — добавил инструктор. — Можно устроить разгерметизацию... — Смотрите, какие у нас кислородные маски, — поддерживает его главный пилот и в мгновение ока оказывается в маске, которая, как в хорроре «Чужой», охватывает щупальцами его лицо. К счастью, в этот момент двери кабины открылись, и все аварийные ситуации пилоты отрабатывали, видимо, с кем-то другим. Тренажер только вводят в эксплуатацию, а тренировки уже полностью расписаны. Ведь сюда съезжаются пилоты со всей страны. К примеру, тренировки на тренажере самолета «Эйрбас», который находится рядом, идут без перерывов, и тренажер из-за неиссякаемого потока людей даже не выключают. — Для того чтобы переучиться на другой тип самолета, нужно как минимум два месяца занятий. А для повышения квалификации пилоты обязаны проходить тренажеры два раза в год по 8 часов. Сначала теория, компьютеры, а затем тренажеры. После отработки штатных ситуаций условия усложняются. Инструктор без предупреждения в начале тренировки дает задание. К примеру, «сегодня садимся без двигателей» или «пожар в салоне». Так что все по-настоящему, — рассказали «МК» сотрудники учебного центра. {galery}

«Можем устроить разгерметизацию...»

Аварийно-спасательный тренажер самолета «Ан-148» является неким продолжением кабины пилотов. Другими словами, это воспроизведенный салон самолета, на котором обучаются бортпроводники. В салон-тренажер попадают, как положено, по трапу. Внутри так же четко выдержана имитация салона. К примеру, у входа отсек с туалетом — настоящая кабина с настоящим унитазом, разве что без водопровода. На кухне бортпроводник тоже найдет все, что ему будет нужно для его работы: холодильная камера, телефон, аптечка. Здесь же на стене небольшой монитор, на котором инструктор задает программу обучения. — К примеру, можем создать следующие аварийные ситуации — разгерметизация, задымление. Чтобы пустить газ в салон, тренажер должен нагреться. Если хотите устроить разгерметизацию, потом придется все кислородные маски снова засовывать по местам. Если готовы потратить лишние 20 минут на эту работу, можем устроить, — говорит инструктор. Пассажирский салон — также полная копия настоящего. Сначала несколько рядов бизнес-класса. Кресла здесь, кстати, шире и значительно удобнее. Затем ряды обычных кресел. Все кресла оборудованы ремнями безопасности. В случае ЧП, как и положено, выпадают кислородные маски. — Все кресла не просто похожи на настоящие, они взяты из реального самолета, так что комар носа не подточит, — поясняет инструктор. Далее не менее важная деталь салона — аварийный выход. Чтобы открыть дверь, нужно всего лишь нажать нужные кнопки. Здесь молодые бортпроводники тренируются не только спасать пассажиров в случае ЧП, но и правильно прыгать из салона без трапа. — Надувных трапов для этого типа самолета не предусмотрено, так как он достаточно низкий. В случае чего пассажиры просто прыгают на землю, — рассказал инструктор. — Аналогов этого тренажера в России нет. Это первый тренажер отечественного производства, соответствующий уровню «D» — наивысшему уровню классификации авиационных тренажеров. Другими словами, он имеет систему подвижности, имитирующую полет, оборудован настоящей кабиной самолета, имеющей совершенную систему визуализации. Так что это очень серьезный конкурент для иностранных производителей, — рассказал представитель собственника Андрей Липовецкий.

Ложка дегтя

Бесспорно, появление отечественного тренажера такого уровня — серьезное достижение в российском авиастроении. Но чтобы сесть за штурвал лайнера-тренажера, летчик должен успешно закончить авиационное училище. К сожалению, в кузницах кадров с тренажерами ситуация не такая радужная. Не говоря уже об учебных самолетах. Вспомнить хотя бы историю с провальным госзаказом выпускного учебного самолета «Рысачок» для авиационных училищ... Конкурс на создание легкого двухмоторного турбовинтового самолета был объявлен около пяти лет назад. Этот заказ должен был убить сразу двух зайцев. Во-первых, в России не было собственной современной машины для обучения курсантов в училищах гражданской авиации. Во-вторых, требовалась машина неприхотливая и в то же время надежная, способная возить пассажиров с элементарно подготовленных грунтовых взлетно-посадочных полос, выполнять санитарные и патрульные рейсы в интересах МЧС, доставлять грузы. Такая машина должна была стать заменой устарелому «Ан-2» (в России эксплуатируется несколько сот таких самолетов). При этом была поставлена задача: самолет не должен быть дорогим. Конкурс выиграла фирма «Техноавиа». Серийным производителем стал самарский «Прогресс». В 2008 году Министерство транспорта России заключило сделку. Однако разработчики сразу оговорили, что по ряду причин заказ будет задержан. Училище с этими условиями согласилось и проплатило часть суммы. По контракту с Минтрансом сначала планировалось построить пять опытных самолетов. Они должны были поступить в 2012 году в Ульяновское авиационное училище. Самолеты, конечно, построили... И сделали это на «отлично». Получился не только учебный самолет для выпускников летных училищ, но и удобный и надежный «извозчик» регионального масштаба — и 10 пассажиров на расстояние до 2 тыс. километров доставит, и 15 парашютистов десантирует... Практически неуязвимой машину сделали два мощных и современных турбовинтовых двигателя. Таким образом, самолет способен совершить взлет и продолжать полет при отказе одного из них. А приземляться машина может вообще без двигателей на самые разбитые полосы, которыми «славятся» российские глубинки. Уже после первых испытаний пилоты пришли к выводу, что «Рысачок» превосходит «Ан-2» по многим параметрам. У «Рысачка» более высокая, чем у предшественника, крейсерская скорость, скороподъемность, большая дальность и продолжительность полета при той же нагрузке. На борту установлено современное оборудование, благодаря которому самолет можно использовать днем и ночью в любых метеоусловиях. Кроме того, у «Рысачка» было еще одно немаловажное преимущество — цена. Контракт на разработку и изготовление 30 воздушных судов типа «Рысачок» для Ульяновского училища был заключен по цене 28,5 млн. долларов (один самолет обошелся приблизительно в 950 тыс.). Другие конкуренты отечественного самолета были значительно дороже. К примеру, аналог «Ан-2» — чешский L-410, который выпускает компания Aircraft Industries, или канадский самолет DHC-6 Twin Otter Series 400 стоили в зависимости от комплектации 3–4 млн. долларов. И все же, несмотря на очевидные преимущества российского самолета, от него отказались. Еще после первой внесенной суммы финансирование строительства самолета прекратилось. Официальной причиной стала задержка со сдачей самолета, хотя она была минимальной и заранее обговоренной. Кстати, на прошедшем МАКСе премьер Владимир Путин оценил самолет по достоинству и даже оставил запись в книге на экспозиции: «Этим ребятам надо помочь». Но «Рысачок», видимо, так и останется никому не нужным. Потому что в Ульяновском авиационном училище деньги, выделенные Минтрансом, уже потрачены. «Рысачка», нашпигованного электроникой, заменили двухместным самолетом «Даймонд DA42», разработанным 25 лет тому назад и предназначенным для видеосъемки и аэроразведки. По некоторым данным, училище закупило 6 самолетов, потратив на них 52 млн. долларов... С этой закупкой сейчас разбираются компетентные органы. Кроме полной атрофии отечественного авиастроения из-за дорогих зарубежных и, значит, более выгодных для чиновников закупок, есть и другая сторона, не менее важная и касающаяся каждого из нас. По оценке профессиональных летчиков, выпускники Ульяновского училища, обучающиеся на зарубежном двухместном самолете, сильно уступают в знаниях и навыках тем, кто обучался на отечественных машинах. Так что вопрос безопасности полетов пока так и остается открытым.

/ Новости

Более 140 моделей самолетов и вертолетов бизнес-класса;

Летно-технические характеристики, компоновки салонов, карты дальности полета из Москвы;

Эксклюзивные фото воздушных судов и VIP-интерьеров;

Ориентировочную стоимость авиатехники в 2016-2017 гг;