Добро пожаловать на крупнейший портал бизнес-авиации
Меню
Почему Россия оказалась чужой на празднике самолетостроения в Ле Бурже?
Почему Россия оказалась чужой на празднике самолетостроения в Ле Бурже?
В парижском пригороде Ле Бурже проходит традиционный авиасалон. Уже в первый день работы два мировых авиагиганта Airbus и Boeing набрали заказов на $25 млрд. Российские достижения оказались значительно скромнее: французский авиасалон впервые посетил российский премьер Владимир Путин, ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» заключило контракт с индонезийским авиаперевозчиком PT Sky Aviation на поставку 12 самолетов Sukhoi Superjet 100 на сумму $379,2 млн, созданный в Таганроге противопожарный самолет-амфибия Бе-200 прямо над демонстрационным полем провел показательный сброс воды... Каждые два года все, от кого хоть что-то зависит в мировой авиаиндустрии, собираются в парижском Ле Бурже. Впервые авиасалон там состоялся на заре воздухоплавания, в 1909 году. Это его уже 49-е издание. Советский Союз был участником этого «праздника» начиная с 1957 года. Каждое появление «русских» уже само по себе было сенсацией. Ажиотаж возрос во второй половине 80-х, когда из-за «железного занавеса» на летное поле в парижском пригороде стали прилетать не только гражданские, но и военные самолеты. После первого появления в 1985-м году на авиасалоне Ан-124 «Руслан», на Западе обсуждали, что именно будет перевозить гигантский самолет: пусковые установки тактических ракет с ядерными боеголовками, или только сами ракеты? Когда впервые в 1989 году в Ле Бурже появился засекреченный Су-27, экспертное сообщество и репортеры специализированных журналов были потрясены сверхманевренностью русского истребителя, живо прикидывая шансы западных аналогов выйти живыми из боя с ним. Это было как явление чудовища по частям: то хвоста, то уродливой головы на длинной шее. Что еще покажут «советские» из своего арсенала? Интрига держалась вплоть до середины 90-х. Затем шоу закончилось: советская военная мощь была рассекречена, изучена и оценена. Началось другое представление. Советские военные «секреты» таковыми быть перестали, их лучшая и коммерчески привлекательная часть была выставлена на продажу. Индия, Китай, Малайзия, Алжир и прочие желающие смогли купить лучшие образцы военной техники из того, что было создано к концу 80-х годов. Миллиардные контракты иссякли лишь к концу «нулевых». Китай, некогда крупнейший покупатель российской военной техники, теперь пестует собственный ВПК и военно-техническое сотрудничество с Россией сворачивает. Индия, номер два среди клиентов отечественного ВПК, все еще держится за российские контракты, но предложить Москва индусам может все меньше. Цикл, можно сказать, завершился. Сперва высшие советские достижения были показаны всему миру. Затем лучшее из имевшегося продано тем, кто был готов купить. Теперь, когда советские заделы кончились, наступило другое время. На каких все-таки условиях Россия покупает у Франции десантные корабли Mistral? И будет ли пассажирский лайнер Sukhoi Superjet (SSJ) наконец продан хоть одной приличной западной авиакомпании? Вот в чем была главная интрига вокруг российского участия в Ле Бурже и приуроченного к авиасалону визиту Владимира Путина во Францию. Superjet, на котором прилетел в Париж отвечающий за авиапром вице-премьер Сергей Иванов и создание которого обошлось российскому бюджету минимум в $1 млрд, сегодня воображение, в отличие от Ан-124 в конце 80-х, не поражает. Средний — и по цене, и по характеристикам — самолет в своем классе. На 85% состоит из импортных комплектующих. Создан в партнерстве с Boeing и итальянской Alenia. Из безоговорочных преимуществ над зарубежными одноклассниками — больший, чем у конкурентов, объем багажных полок над креслами в пассажирском салоне. Пока самый крупный покупатель на самолет — государственный российский «Аэрофлот». Названия других компаний, вроде бы подписавшихся на покупку лайнера, известны, но широкой общественности ни о чем не говорят. К самолету примерялась итальянская Alitalia, но несмотря на давление со стороны «друга Сильвио» (Берлускони), сделка не состоялась. Авиакомпания предпочла проверенные бразильские Embraer. Другой знаковый проект — закупка Россией у Франции двух десантных кораблей типа Mistral. Контракт подписан за пару дней до начала авиасалона в Ле Бурже, корабли обойдутся российскому бюджету в ?1,2 млрд. Сообщается, что Франция все же согласилась поделиться с Россией (на этом особо настаивала Москва) новейшими системами управления кораблем Zenit-9. Впрочем, насколько полно будут переданы России все самые ценные технологии натовского корабля, неизвестно. Россия же, порадовал на пресс-конференции в первый день авиасалона генеральный директор «Рособоронэкспорта» Алексей Исайкин, планирует оснастить Mistral отечественными вертолетами Ка-52. Неплохо конечно, учитывая, что российская армия уже приняла решение закупать израильские разведывательные «беспилотники», итальянские бронемашины, швейцарские винтовки. Премьер Владимир Путин, конечно, произнес в Ле Бурже все необходимые и правильные слова о высоком экспортном потенциале отечественной техники. Обошел российскую экспозицию с макетами и моделями, и даже заглянул внутрь Superjet. Все приличия были соблюдены. Но правда такова, что Россия сегодня не является заметной величиной в мировой авиаиндустрии. Традиционный экспортер военных технологий и авиационной техники превращается в импортера. Первым умер гражданский авиапром, и российский рынок завоевали подержанные Boeing и Airbus. Теперь пришла очередь и военных программ. Россия скатывается к модели стран «третьего» мира, когда колоссальные бюджетные деньги вкладываются в закупки зарубежной военной техники и технологий. При этом решения о целесообразности покупки и способах ее финансирования принимаются узкой группой приближенных главы государства. Формируется среда, питательная для коррупции и подкупа со стороны иностранных поставщиков. Индия, которую регулярно сотрясают коррупционные скандалы вокруг военных закупок, — подходящий пример. Наглядный еще и в том смысле, что подсев на «иглу» зарубежных поставок, сдобренных личными подношениями, военные и гражданские чиновники теряют стимулы к развитию проектов в собственной промышленности. Такие проекты есть: Индия вот уже несколько десятилетий пытается создать и собственный танк, и собственный истребитель. Но все никак не может выйти из стадии опытного образца и мелкосерийного производства. Подобные мелокосерийные «игрушки» тешат национальную гордость, кто-то на них зарабатывает. Равно как кто-то в России заработал и на создании SSJ. Но настоящие деньги и по-настоящему серьезные интересы вертятся в другом. Наверное, будь в России эффективный парламент, оппозиция спросила бы у министра обороны Игоря Сердюкова, почему именно Mistral выбран для закупки, и для каких целей (неужели действительно на случай конфликта с Японией из-за Курил?) приобретаются корабли такого типа? А Сергею Иванову пришлось бы попотеть, объясняя, насколько эффективно был потрачен $1 млрд бюджетных средств, если в результате создан вполне посредственный по современным меркам лайнер. Но в России Госдума, как известно, «не место для дискуссий». В понедельник начальник генштаба Николай Макаров, посещая один из полигонов в Германии, прокатился на танке Leopard II, и, вылезая, заявил: «Не хуже, чем в наших танках». В тот же день Юрий Соломонов, гендиректор корпорации «Московский институт теплотехники», основного в стране разработчика межконтинтентальных баллистических ракет, опубликовал в «Ведомостях» отчаянное открытое письмо: «Прошло уже шесть месяцев, а по вооружениям стратегических ядерных сил, не заключено [с начала года] ни одного контракта»! Другое дело — «Мистраль», на любимую «игрушку» деньги есть. «Что касается «Мистраля», то это особый вопрос. Это просто подчеркивает совершенно уникальный характер двусторонних межгосударственных отношений», — заявил во вторник Владимир Путин на встрече с членами ассоциации «Российско-французский диалог» в Париже. А 15 часами раньше под Петрозаводском потерпел крушение Ту-134, погибло 44 человека. Самолет был построен 30 лет назад, последние 10 лет простоял на приколе, а потом был поднят в воздух карликовой авиакомпанией. Сергей Иванов из Парижа вынужден комментировать — катастрофа не повод запрещать полеты всех Ту-134. И правильно, стране тогда будет просто не на чем летать. Когда еще их заменят новые российские Sukhoi Superjet... Хотя скорее, это будут канадские Bombardier или бразильские Embraer.

/ Новости

Более 140 моделей самолетов и вертолетов бизнес-класса;

Летно-технические характеристики, компоновки салонов, карты дальности полета из Москвы;

Эксклюзивные фото воздушных судов и VIP-интерьеров;

Ориентировочную стоимость авиатехники в 2016-2017 гг;