Добро пожаловать на крупнейший портал бизнес-авиации
Меню
Валерий Сорокин возвращает Казань в боссы вертолетостроения
Валерий Сорокин возвращает Казань в боссы вертолетостроения
Как стало известно «БИЗНЕС Online», «Связьинвестнефтехим» участвует в допвыпуске акций «Вертолетов России» на 60 млрд. (!) рублей. Татарстан спустя 10 лет после «утраты» акций КВЗ возвращается в капитал отрасли, а эксперты ждут перемен на вертолетостроительном олимпе. СОРОКИН СОСТАВИТ КОМПАНИЮ ЧЕМЕЗОВУ Холдинг «Вертолеты России» (ВР) 18 мая приступил к размещению дополнительного выпуска акций. По закрытой подписке предполагается разместить 51 млн. акций номиналом 1 рубль каждая при цене размещения 1 183 рубля за бумагу. Так что реальный объем допэмиссии впечатляет — 60,33 миллиарда! Что интересно, помимо Росимущества, федеральных гигантов «Ростеха» и входящего в него «Оборонпрома» в круг потенциальных получателей были включены только два игрока — татарстанское минземимущество (МЗИО) и АО «Связьинвестнефтехим» (СИНХ). Более того, госхолдинг действительно примет участие в «вертолетной» допэмиссии, подтвердили «БИЗНЕС Online» в пресс-службе СИНХа. Параллельно на сайте МЗИО появился любопытный документ — «Об условиях приватизации государственного имущества, вносимого в уставный капитал АО «Связьинвестнефтехим». В нем говорится, что минзем в счет оплаты дополнительного выпуска СИНХа (10 821 акция по 600,6 тыс. рублей за бумагу) вносит в уставный капитал холдинга имущество рыночной стоимостью 6,5 млрд. рублей. Основной актив — 1,455 млн. акций АО «ОПК «Оборонпром» на 4,99 млрд. рублей. Мы предположили, что СИНХ оплатит акции ВР именно этими бумагами («Оборонпрому» принадлежит 94,61% уставного капитала ВР, а 3,98% владеет «Ростех»). И эту версию нам вчера подтвердили в пресс-службе холдинга: то есть Татарстан в лице своего «управляющего» претендует как минимум на 8,3% от запланированного объема выпуска. Таким образом, республика спустя 10 лет после утраты акций КВЗ возвращается в капитал большого вертолетостроения. Напомним, что упомянутые акции «Оборонпрома» были получены Татарстаном в 2005 году как раз в обмен на 30% акций КВЗ, с которыми республика расставалась, мягко говоря, с большим сожалением. А если говорить прямо, то это был серьезный удар, в том числе имиджевый. Есть версия, что «Оборонпром» создавался в 2002 году во многом для «обуздания» КВЗ: тогда между ним и другим крупнейшим вертолетным заводом — Улан-Удэнским — развернулось жесткое соперничество. Новорожденную структуру возглавил бывший заместитель генерального директора УУАЗа Денис Мантуров (сегодня — министр промышленности и торговли РФ). Когда создавались «Вертолеты России», гендиректор УУАЗа Леонид Белых говорил: «КВЗ не сможет диктовать нам свои условия, потому что холдинг управляется не КВЗ, а ОПК «Оборонпром», который представляет интересы всего государства российского». До осени 2010 года 11,41% капитала КВЗ принадлежало казанскому ООО «ТФК», 54,49% — «Оборонпрому». В ТФК 10,6% контролировала председатель правления банка «Заречье» Наталья Девятых, еще 4,9% были закольцованы на саму компанию через ООО «Оверсис», 84,5% принадлежало ООО «Лизинг-Инвест». Последний на 85% контролировался ТФК, 15% принадлежало банку «Заречье», где 79,5% контролировал КВЗ. Но 17 сентября 2010 года «Оборонпром» увеличил свою долю до 65,9%, а ТФК исчез из акционеров. ВР завершили присоединение КВЗ в ноябре 2012 года, когда холдинг консолидировал 100% обыкновенных акций предприятия. Сегодня ВР владеют 98,3%, а «Оборонпром» — 1,35% капитала казанского завода, у республики же осталась золотая акция. «СВЯЗЬИНВЕСТНЕФТЕХИМУ» СТАНОВИТСЯ ТЕСНО В ТАТАРСТАНЕ? Приобретая акции ВР, холдинг Валерия Сорокина впервые заходит в капитал глобальной федеральной структуры (до этого дня интересы СИНХа концентрировались в Татарстане). Зачем? Как сообщили в пресс-службе, для усиления сотрудничества и кооперации КВЗ и холдинга «Вертолеты России». Поясним, что представляет собой холдинг, акции которого покупает СИНХ. ВР управляют тремя конструкторскими бюро, пятью заводами-финалистами, двумя производствами комплектующих, семью сервисными и ремонтными предприятиями, а также входят в российско-итальянское СП по выпуску вертолетов Agusta. В 2015 году выручка ВР выросла в 2,2 раза до 9,1 млрд. рублей, а чистая прибыль — в 3 раза до 2,9 млрд. рублей. На 31 декабря 2015 года уставный капитал ВР оценивался в 101,3 млн. рублей. Собственные средства холдинга — 43,66 миллиарда. Таким образом, в случае успешного полного размещения проходящей допэмиссии уставный капитал общества увеличится в 595 раз, а собственные средства — в 2,4 раза. Другими словами, значимость и объем проходящего пополнения собственных средств трудно переоценить. На что могут быть направлены деньги? Первое. По мнению эксперта-аналитика АО «Финам» Алексея Калачева, допвыпуск акций, очевидно, связан с необходимостью докапитализации ВР, которая могла понадобиться и для снижения текущей долговой нагрузки. Долговую версию в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» высказал главный редактор отраслевого портала Avia.ru Роман Гусаров: «В прошлом году гражданские самолеты «Сухого» получили от государства как докапитализацию 100 миллиардов рублей. Но на самом деле эти деньги дали не компании, а ее кредиторам. Может быть, в случае с «Вертолетами России» — то же самое? Нужно закрыть долги перед банками, вот и делают допэмиссию, чтобы легально получить от государства деньги... Государство особо не думает, как поддержать промышленность, важно поддержать финансовую систему, которая пострадала от санкций. Словом, не исключаю, что перед нами юридически оформленная переброска денег в финансовые структуры». Впрочем, долговой резон вряд ли можно назвать основным — судя по отчетности ВР, холдинг не перегружен заемными средствами. «ЭТО ОЧЕНЬ ТУГИЕ ЛЮДИ. ОНИ НЕ ХОТЯТ С НАМИ РАБОТАТЬ» Второе. Докапитализация ВР могла понадобиться для расширения производственной программы, полагает Калачев. Он указывает, например, на то, что в подпрограмму «Вертолетостроение» госпрограммы «Развитие авиационной промышленности на 2013 - 2025 годы» вносятся работы по вертолету Ка-62 (серия намечена в Арсеньеве) и по теме перспективного среднего коммерческого вертолета. Гусаров акцентировал внимание на продвижении таких проектов, как Ми-171А2 (будет выпускаться Улан-Удэ), Ми-38 и «Ансат». Два последних проекта и можно считать той самой кооперацией КВЗ и ВР, о которой говорят в «Связьинвестнефтехиме». Сегодня можно уверенно сказать, что «раскрутка» этих машин будет очень непростой. Далее. Едва ли не важнейшим моментом видится создание линейки двигателей. Да, этим вопросом занимается Объединенная двигателестроительная корпорация (как и ВР, входит в «Ростех»), но, насколько известно, и вертолетостроители не остаются в стороне. Например, КВЗ вкладывался в создание двигателя ТВ7-117В для Ми-38. Сегодня на повестке дня — двигатель ВК-2500 для семейства Ми-8/Ми-17, который должен заменить продукцию украинской компании «Мотор Сич». Критична ситуация с двигателями для легких вертолетов «Ансат» и Ка-226, которые сегодня летают на движках канадского и французского производства. В случае с «Ансатом» это очевидный риск. «Слышал, что с поставками были проблемы, — рассказал «БИЗНЕС Online» идеолог создания этого вертолета — бывший заместитель генерального директора КВЗ Валерий Карташев, — но пока выкручиваемся. С тех пор как мы начали сотрудничество с канадцами, у них уже три раза сменилось руководство (там же ротация кадров, а не как у нас по 20 лет начальники сидят). С теми руководителями, что были 10 лет назад, я встречался. Это очень тугие люди, они не хотят с нами работать. А сейчас — тем более». Тем временем отраслевые новости настораживают своим оптимизмом. Так, удивительное сообщение пришло с прошедшей на днях в Москве выставки HeliRussia: входящий в тот же «Ростех» холдинг «Технодинамика» заявил, что через четыре года создаст двигатели для «Ансата» и Ка-226. Отлично, вот только эта компания никогда подобными темами не занималась. «Новость от «Технодинамики» — обычное выставочное заявление, не подкрепленное ни научным, ни производственным потенциалом, — подчеркнул в беседе с «БИЗНЕС Online» эксперт по вертолетной тематике, старший научный сотрудник Академии им. Жуковского Евгений Матвеев. — Таких заявлений в нашем вертолетном двигателестроении было немало. Чтобы разработать реальный вертолетный двигатель, может потребоваться до 10 лет. Кроме того, новый двигатель потянет за собой серьезные конструктивные изменения вертолета и его систем (главный редуктор, трансмиссия, система смазки, система охлаждения, система запуска, система управления, индикации, оценки технического состояния и так далее), а это дополнительные НИР, дополнительные испытания, дополнительная сертификация, а в итоге дополнительное время и дополнительные расходы». «ТРЕПЕТНЫЙ» ТАТАРСТАН Третье. Среди прочего Карташев отметил, что перестал ездить на выставки, потому что «нечего смотреть — одно старье». Этот эмоциональный посыл о кризисе российского вертолетостроения разделяют ряд отраслевых экспертов. Можно предположить, что руководство ВР и «Ростеха», несмотря на ворох бравурных заявлений, тоже адекватно оценивает ситуацию. Не исключено, что мы становимся свидетелями больших перемен в отрасли, а обсуждаемый 60-миллиардный выпуск акций — первый ее предвестник. «Это изменение расстановки сил на вертолетном олимпе (кто будет управлять этими средствами)», — комментирует размещение бумаг Матвеев. Есть и еще один аспект — технический, но важный. Как говорит Калачев, дополнительный выпуск акций может использоваться и для изменения структуры собственности. Дело в том, что «Оборонпром», по словам экспертов, доживает последние дни. Сегодня он представляет собой, по сути, ненужную прокладку между «Ростехом» и его вертолетным и двигателестроительным холдингами, которыми корпорация Сергея Чемезова уже управляет напрямую. Поэтому «Ростех» принял решение о ликвидации «Оборонпрома». Калачев указывает, что тот предлагается ликвидировать уже в этом году, а для покрытия его обязательств предполагается провести докапитализацию «Ростеха». В списке же потенциальных приобретателей ценных бумаг ВР «Оборонпром» указан лишь потому, что он пока числится главным акционером вертолетостроительного холдинга... Но это, повторимся, детали, и, как полагает Матвеев, сегодня справедливо говорить о глобальных изменениях: «Наступает новый этап в вертолетостроении. Это попытка изменить вектор движения». Можно предположить, что ввиду надвигающихся событий Татарстан намерен более активно участвовать в вертолетостроительном бизнесе. «Министерство земельных и имущественных отношений Татарстана и принадлежащий региону «Связьинвестнефтехим» могут испытывать интерес к приобретению доли, так как в республике расположено одно из ключевых предприятий «Вертолетов России» — Казанский вертолетный завод, — говорит Калачев, — а руководство Татарстана, как известно, довольно трепетно относится к участию в собственности предприятий, расположенных на его территории». По мнению аналитика, нельзя исключать, что по завершении эмиссии будет объявлено о приватизации части пакета ВР или некоторых из его дочерних предприятий, в том числе и КВЗ. В этом случае участие республиканских структур в допэмиссии «Вертолетов России» вполне оправданно.

/ Новости

Более 140 моделей самолетов и вертолетов бизнес-класса;

Летно-технические характеристики, компоновки салонов, карты дальности полета из Москвы;

Эксклюзивные фото воздушных судов и VIP-интерьеров;

Ориентировочную стоимость авиатехники в 2016-2017 гг;