Добро пожаловать на крупнейший портал бизнес-авиации
Меню
Деньги с Востока
Деньги с Востока
Закрытие доступа на европейские и американские финансовые рынки, непрекращающиеся санкционные меры вынуждают российские банки и компании искать новые источники привлечения средств. Разворот на Восток — новый тренд современной экономической политики России. Сейчас он воспринимается в основном как выход на рынки Китая, Гонконга и Сингапура для привлечения капитала. Однако было бы неверно рассматривать финансовые рынки Азиатско-Тихоокеанского региона как единственную альтернативу западным заимствованиям. Тем более что энтузиазм китайских инвесторов для принятия новых российских рисков пока довольно умеренный. Еще одно возможное направление — выход на рынки исламского кредитования. К примеру, "Ак Барс Банк" в декабре 2013 г. закрыл сделку мурабаха на 100 млн долл. В 2011 г. банк уже привлекал подобное синдицированное финансирование в объеме 60 млн долл. Однако несмотря на наличие успешных прецедентов, в целом банкиры пока довольно скептически оценивают возможности использования исламских финансовых инструментов. Исламский банкинг представляет собой альтернативное традиционному банковскому делу направление предпринимательской деятельности, функционирующее с соблюдением исламских экономических принципов. Главная особенность продуктов, разработанных с учетом требований мусульман, — исключение элементов, запрещенных исламом и сводом правил жизни мусульманина (шариатом). Речь идет о запрете ссудного процента и ростовщичества (рибы), чрезмерного риска (гарар) и неопределенности (майсир). Кроме того, нельзя вкладывать средства и получать доход от запретных видов деятельности: производства и продажи свинины, алкоголя, оружия, а также индустрии "низменных чувств" — проституции, порнографии, азартных игр. Ключевым отличием исламского банка от классического является полное отсутствие понятия ссудных процентов — как по кредитам, так и по вкладам. Вкладчики банка получают свой доход, который образуется от участия в прибыли организаций, куда от имени клиента банк вкладывает средства. При этом между клиентом и банком распределяются как прибыль от такой инвестиционной деятельности, так и убытки. Таким образом, исламский банк можно признать инвестиционной организацией, которая распределяет прибыль/убытки между участниками такой деятельности (клиентами и банком). Все используемые инструменты и сделки в исламском финансовом институте должны получить одобрение шариатского совета. Финансовые институты, предлагающие лишь отдельные исламские продукты, обычно привлекают внешних шариатских советников. Банки, которые хотят развивать свою деятельность с учетом положений шариата, создают шариатский совет внутри своей структуры. Кроме того, обычно в тех странах, где приняты специальные законы, определяющие деятельность исламских финансовых институтов (как в области банковского дела, так и страхования и операций на финансовых рынках), шариатский совет действует и в структуре регулятора. Он и выступает конечной инстанцией, определяющей соответствие того или иного продукта положениям шариата. В России исламского банкинга в чистом виде не существует. О намерении развивать в России и СНГ финансовые услуги, соответствующие канонам шариата, в разное время заявляли "ВТБ Капитал" и Сбербанк, но успешно реализовать конкретные проекты на практике пока не получилось. Главный тормоз для возможных внутрироссийских сделок — ограничения в законах. В частности, российское гражданское и банковское законодательство говорит об обязательной уплате процентов за пользование кредитом, а также предусматривает ответственность за неисполнение денежных обязательств в виде процентов от суммы этих обязательств. Впрочем, подобные законодательные барьеры не препятствуют реализации трансграничных сделок, регулируемых иностранным правом, и привлечению инвестиций потенциальных исламских инвесторов. С точки зрения авиационной отрасли наибольший интерес вызывает такой инструмент исламского финансирования, как иджара. Механизм иджара представляет собой определенный гибрид между операционным и финансовым лизингом, который в свою очередь соответствует нормам мусульманского права. На практике сделки иджара работают следующим образом. В рамках предполагаемой сделки иджара банки — участники по обращению юридического лица (будущего собственника и лизингодателя ВС) выходят на исламский рынок долгового финансирования, где они в свою очередь размещают исламский бонд — сукук. Средства, полученные в результате такого обращения, используются для приобретения ВС, которое в свою очередь передается лизингодателю на основании договора иджара (лизинга) во временное владение и в пользование за определенную плату на срок и условиях, установленных договором. Лизинговые платежи по договору иджара включают в себя возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета иджара лизингополучателю, оказанием других предусмотренных договором услуг, а также доход лизингодателя. Помимо традиционных участников лизинговой сделки в рамках механизма иджара существует дополнительное лицо — так называемый сервисный агент, призванный принять на себя определенный объем прав и обязанностей лизингодателя, которые в обычной практике финансового лизинга принимает на себя лизингополучатель. Например, в соответствии с принципами исламского права основные обязательства по страхованию или ремонту предмета лизинга являются ответственностью лизингодателя. Это же касается и обязанностей по регистрации предмета лизинга или получению каких-либо разрешений на использование оборудования или предмета лизинга, поскольку они связаны с сохранением предмета лизинга. Данные обязательства не могут быть переданы лизингополучателю на основании договора иджара без нарушения принципов шариата. Чтобы адаптировать такие принципы к принятым на рынке условиям, в рамках сделки иджара создаются дополнительные документы, на основании которых лизингополучатель (или иное лицо по договору с лизингополучателем) принимает на себя такие обязательства от лизингодателя, но уже выступая в роли сервисного агента либо должника в зависимости от конкретной структуры сделки. Хотя на первый взгляд данные конструкции выглядят тяжеловесными и излишне сложными для восприятия, интерес к иджара растет не только в России, но и по всему миру. Наиболее громкими сделками, которые получили резонанс на рынке исламского финансирования в 2015 г., стали выпуски сукука японской Nomura на 100 млн долл. и американской GE Capital объемом 500 млн долл. в целях финансирования лизинга ВС на принципах иджара. По мнению коллег, внимательно изучающих данный рынок, для России и российских банков и авиакомпаний все еще впереди. Очевидно, что в условиях рецессии экономики и непростой ситуации на российском рынке авиаперевозок не стоит ожидать запредельного интереса со стороны инвесторов. Впрочем, объективные трудности с привлечением более традиционного финансирования для участников нашей авиационной отрасли, а также растущий интерес инвесторов к новым для исламского финансирования рынкам создают все предпосылки для более активного использования инструментов сукук и иджара на российском рынке.

/ Новости

Более 140 моделей самолетов и вертолетов бизнес-класса;

Летно-технические характеристики, компоновки салонов, карты дальности полета из Москвы;

Эксклюзивные фото воздушных судов и VIP-интерьеров;

Ориентировочную стоимость авиатехники в 2016-2017 гг;