Добро пожаловать на крупнейший портал бизнес-авиации
Меню
Надо перестать жить по принципу «что люди скажут»

Надо перестать жить по принципу «что люди скажут»

Надо перестать жить по принципу «что люди скажут»

Беседует управляющий директор Клуба «Бизнес Авиация», Анастасия НЕЧЕПОРЕНКО

Дарья, не так давно у вас был опыт посещения Арктики! Расскажите, пожалуйста, как Вы решились на такое приключение?

Не могу сказать, что я легко пришла к этому решению. Я долго взвешивала все за и против. И вот мы как-то сели вместе с друзьями и подумали: Арктика — это не Париж, куда можно сгонять на выходные. И такой шанс нельзя упускать! Тем более что это была не первая попытка полететь в Арктику.

А что случилось при первой попытке?

В прошлом году на арктической базе «Барнео» треснула льдина, о чем мы узнали, еще не успев вылететь с материка. Причем на тот момент группа чеченского спецназа, которая вылетела на базу до нас, в прямом смысле оказалась там в ловушке: самолеты не могли приземляться на треснувшую льдину и просто сбрасывали им продукты. А вы представляете, что такое лагерь «Барнео»? Это лагерь из десяти палаток, вокруг которого — огромная льдина без конца и края. В каждой весьма условно обогреваемой палатке живут по 12 человек, а еще одна — шатер-столовая, где параллельно проводится инструктаж. За пределы лагеря выходить строго запрещается из-за полярных медведей. Вот и сиди неделю при минус 36 на закрытой территории. Сомнительное удовольствие.

И все-таки Вы посоветовали бы кому-нибудь последовать вашему примеру?

Да, потому что об этом вы будете помнить всю свою жизнь. Что касается самого Шпицбергена, то это просто фантастическое место. Представьте, что находитесь в огромном белом необъятном пространстве! Это какой-то параллельный мир со свинцовым океаном и бескрайним небом. К тому же там есть возможность попробовать на вкус интересную местную кухню: тех же моржей, китов, морских котиков.

В каком отеле вы останавливались во время пребывания на Шпицбергене?

В Рэдиссон, но он достаточно прост. Зато сколько радости у меня было, когда я добралась до нормальной ванны!

Не хотите еще раз попробовать свои силы в таком путешествии?

Конечно, только теперь у нас иная цель — Антарктида. Планируем отправиться туда на новогодние каникулы.

Ничего себе! Кстати, мои знакомые показывали фотографии из Антарктиды: все серое, где-то едва какой-то чахлый куст растет. А в Арктике вообще ничего не растет! Зато в Антарктиде обитают императорские пингвины.

Возникает вопрос: как вы успеваете совмещать путешествия и работу? Есть ли у вас какой-то универсальный рецепт: что должна сделать успешная женщина до девяти утра?

Я в 9:00 только встаю. По моей логике — хотя бы выспаться.

Вы не сторонница тайм-менеджмента?

Я не хочу никого обидеть, но мне кажется, это напрасная трата времени. Если человек совсем ничего не успевает, то, может быть, он просто слишком много на себя взвалил? Половину работы я могу сделать в машине, по дороге. Сейчас любой вопрос можно решить на расстоянии, в принципе, даже из Арктики. Я, например, брала с собой ноутбук и спокойно не выходила из процесса. Ну, кроме тех суток, когда мы были на Северном полюсе. Думаю, мысль о том, что без тебя все рухнет, — это в целом своего рода самолюбование.

Дарья, сейчас настали времена, когда о благотворительности говорят практически все. Но не все занимаются этим каждый день. Как вы пришли к идее создать собственный фонд?

В первую очередь для меня это личная история. В 2011 году от рака легких умер мой папа. Когда я решила заняться благотворительностью, то первая мысль была создать фонд помощи онкобольным. Но это очень сложная медицинская история: надо вникать во все особенности, искать необходимых специалистов. В 2012 году на одном мероприятии я познакомилась с Асей Залогиной — президентом благотворительного фонда «Обнаженные сердца». Она мне рассказала о фонде, и я стала его поддерживать. Несколько лет спустя у меня возникла идея создать свой собственный фонд «Оживи мечту». Ася была первая, к кому я обратилась за помощью, потому что вообще не имела представления о том, с чего начинать. Она помогла с аудиторской компанией, с контактами основных фондов. Затем постепенно начали появляться первые задачи. Иногда меня просто находили в Фейсбуке. Главное было начать!

Как вы работаете с заявками?

Есть несложные задачи — например, «полетать на вертолете», «поплавать с дельфинами» или с такой формулировкой: «перевоплотиться в Железного человека». Девочки из моей команды Юля Боброва и Женя Хугаева обязательно связываются с родителями, чтобы уточнить все детали, потому что порой ребенок может неверно сформулировать свое желание. Также следует помнить, что в некоторых случаях ребенок может быть нетранспортабельным. Затем мы устраиваем мозговой штурм и находим решение задач.

Какие у вас планы по вашим социальным проектам, по их развитию?

Мы сейчас разрабатываем регламент новой программы «Профессия мечты» для детей от 15 лет, которые определились, куда они хотят поступать.

Вы никогда не планировали предлагать инициативы на государственном уровне?

Cитуацию, что есть мальчик с ДЦП, который очень хочет попасть на парад. Пусть и не сразу, но нам ответили. Дали два пригласительных. Мы хотели попросить третий для сопровождающего, но нам сказали, что там будут волонтеры. И действительно, их встретили, проводили на нужные места. Хотя, возможно, надо конкретно выстраивать работу в этом направлении. Мало ли, возможно, кто-нибудь захочет с Владимиром Владимировичем познакомиться.

Вы как-то отслеживаете дальнейшую судьбу детей, с которыми так или иначе взаимодействовали?

Контакты родителей всегда есть. С некоторыми действительно друзьями становимся. Недавно мы сформировали отдельное направление — групповые мероприятия и выезды, на которых дети могут заняться, например, живописью или иппотерапией и вместе с тем коммуницировать друг с другом.

И мамам, наверное, между собой интересно общаться. Одни и те же проблемы.

Конечно, только проблема не в том, какие у них дети, а в том, как это воспринимает общество. Мне не даст соврать моя команда, но мы еще не видели ни одной семьи, которая считала бы это проблемой. Да, есть сложности. Да, они с трудом могут разговаривать и вряд ли станут знаменитыми учеными. Но в целом это абсолютно нормальные, счастливые семьи. Когда наше общество перестанет воспринимать благотворительность как нечто из ряда вон выходящее?

В России трудно что-либо прогнозировать, но я могу сказать следующее: раньше я не считала нужным предавать огласке мое дело, но как-то раз меня в гости пригласила Любовь Юрьевна Аркус, основатель центра «Антон тут рядом». Она в свойственной ей манере сказала: «То, что ты скромная, бесспорно, хорошо, но люди верят людям». И я пересмотрела свою позицию. Своим примером надо показывать людям то, что им может быть неизвестно. Я очень уважаю Наталью Водянову за то, что она буквально головой пробивает стену непонимания, доказывая всему обществу, что особенные дети — это абсолютно не страшно, не позорно, не заразно. Понимаете, мы вступили в этот процесс гораздо позже, чем западные страны. Но мы, пусть и постепенно, но уверенно двигаемся вперед.

С моей точки зрения в рассказе о том, чем вы занимаетесь, есть огромный плюс, потому что люди узнают и начинают как-то участвовать. Есть расхожая фраза: «Если тебе очень плохо, найди того, кому еще хуже, и помоги ему». Она достаточно старая, но действительно работающая. Если есть возможность одним звонком решить вопрос, который кому-то подарит радость, ведь это же здорово!

Как Вы подбирали людей в свою команду?

Все сами приходят. У нас нет людей «по объявлению». Сейчас у меня есть две девушки, которые являются основной силой: они постоянно что-то придумывают, устраивают. Понимаете, в такую сферу не имеет смысла идти ни из-за тщеславия, ни с целью поднятия собственной самооценки. Вот почему я не люблю слово «пожертвование», которое очень активно используется? Потому что человек, который жертвует, даже подсознательно рассчитывает на благодарность, а человек, которому пожертвовали, естественно, начинает чувствовать себя обязанным, а себя обязанным никто не любит чувствовать. Это может быть «взнос», «подарок», «участие» — да мало ли хороших слов, кроме этого тоскливого. Только по-настоящему счастливый человек может дарить счастье.

Абсолютно верно. Чулпан Хаматова как-то сказала, что благотворительность научила ее ценить каждый момент своей жизни. Чему она научила вас?

Я поняла, что у нас нет проблем. Вообще никаких, ни у кого. Что бы там ни было: пробки, с мужчиной разошлась, не с тем сошлась, каблук сломала — все это абсолютно неважно!

Дарья, как вы представляете себе современную женщину через 10 лет?

Вы знаете, я таких вопросов вообще боюсь! Сейчас столько пишут об этом, столько всего советуют! С утра встать, в планке постоять, йогой позаниматься, завтрак приготовить, детей и мужа накормить, на работу съездить, кучу вопросов решить, параллельно еще в кино сняться, вернуться домой, приготовить ужин и благополучно всех уложить спать. Ну как тут не начнешь испытывать комплексы? Как раз через 10 лет, думаю, мы придем к тому, что счастье — в балансе. Чему бы там ни учили на тренингах, ты либо катаешься на велосипеде, либо читаешь книгу, и, если катаешься на велосипеде, не можешь читать книгу. Первое, что мне приходит на ум, то через 10 лет современная женщина в первую очередь будет стремиться быть адекватной и уважающей себя — такой, какая она есть. Надо перестать оглядываться и жить по принципу «что люди скажут». Надо воспитывать в себе здоровый эгоизм и помнить о своей психике.

Кстати, о психике. Дарья, как вы восстанавливаете свои духовные силы? Йога, пилатес?

Йогу я не оценила. Совершенно не поняла, в чем релакс. Я классический интроверт. С девчонками смеюсь: социофоб. Быстро устаю от людей. Для меня одна из форм восстановления сил — провести пару дней в своей питерской квартире.

Каков для вас идеальный вечер пятницы?

Я считаю, что идеал — это мертвая субстанция. Невозможно быть живым и идеальным. Есть фильм «Святой» с Вэлом Килмером. Там такая фраза: «Надо быть очень хорошим и по возможности мертвым, чтобы быть святым». Вот и я в идеалы не верю. Идеальной может быть скульптура, но она мертвая.

Есть такое место, где вы еще не были, но хотите посетить?

Антарктида и Патагония — совершенно другой мир. Я видела фотографии у подруги и пришла в полный восторг.

Вас друзья вдохновляют на такие необычные места?

Да, у меня есть такие подруги. С виду хрупкие девочки, а на Эльбрус поднимались и на Гавайи ездили. А еще меня очень привлекает Австралия — единственное место, откуда, по-моему, никогда не приходят плохие новости и где не случаются революции. Еще я хочу съездить на Гавайи. Для меня крайне неоднозначна история Перл-Харбора, хотелось бы узнать больше. Так что впереди еще много интересного!


Поделиться:
  • Самолет с бортовым номером N990NE является первым из трех запланированных опытных самолетов для тестирования определенных компонентов Eclipse 700

    /
  • Это позволит российской выставке стать более узнаваемой на международном рынке деловой авиации наравне с другими мировыми отраслевыми выставками, такими как EBACE, ABACE и NBAA-BACE

    /