Добро пожаловать на крупнейший портал бизнес-авиации
Меню
Последние семь лет мы активно работаем на российском рынке
Последние семь лет мы активно работаем на российском рынке
Последние семь лет мы активно работаем на российском рынке
Компания Fokker Services — структурное подразделение корпорации Fokker Technologies, занимающееся производством авиационной техники, электропроводки и шасси, а также обслуживанием воздушных судов. После закрытия производства самолетов Fokker в 1996 г. Fokker Services взяла на себя функции поддержания самолетов этого производителя в эксплуатации, а также расширила спектр предлагаемых услуг на другие типы ВС. Хайно ван дер Лаан, вице-президент Fokker Services по маркетингу и продажам, поделился своими взглядами на потенциал российского рынка. — Какого рода проектами занимается ваша компания в России? — Последние семь лет мы активно работаем на российском рынке. Сейчас среди наших клиентов ряд крупных авиакомпаний России, такие как "Трансаэро", "Оренбургские авиалинии", "Россия", S7, NorWind, "ЮТэйр", I Fly и NordStar. Мы оказываем им услуги по замене и ремонту генераторов со встроенным приводом, гидравлических и пневматических систем, авионики и кухонного оборудования на самолетах Airbus, Boeing и Bombardier. Мы также внедрили программу логистической поддержки ABACUS для самолетов Bombardier Dash 8 сахалинского перевозчика "Аврора". В рамках этой программы управление ремонтом парка и обеспечение его летной годности объединены с доступом к местному пулу компонентов. ABACUS не только улучшает снабжение необходимыми запасными частями и повышает надежность работы отдельных компонентов "на крыле", но и обеспечивает взаимодействие между различными частями бортовых систем. Мы также предлагаем эту программу для обслуживания самолетов Boeing 737NG. Однако основным направлением нашей работы в России являются модификации стандартного оборудования ВС. Например, мы разработали систему светодиодного салонного освещения, а также оборудовали несколько самолетов 737-8 авиакомпании "Трансаэро" салоном Sky Interior. Подобным образом мы дооборудовали и несколько A320 авиакомпании "Россия". Еще одно решение, которое мы предлагаем российским клиентам, — электронная система бортовой документации на основе технологии iPad. Мы укомплектовали этой системой уже свыше 150 ВС в России, а всего по миру — почти 500 самолетов. Вот еще несколько примеров: мы предлагаем модернизацию системы предупреждения столкновений TCAS и системы связи "диспетчер — пилот" CPDLC. Наша новейшая модификация глобальной навигационной спутниковой системы GNSS обеспечивает экипаж высокоточными данными позиционирования GPS при сохранении полной функциональности бортовой системы управления полетом. Данные инерциальной системы навигации комбинируются с данными от приемника GPS и вводятся в штатную систему управления полетом. Благодаря этому отпадает нужда в установке весьма дорогостоящего модернизированного варианта системы управления полетом при обеспечении необходимых требуемых навигационных характеристик [RNP] и автоматической навигации по радиомаякам (зональной навигации) [RNAV]. Сейчас мы ведем переговоры с рядом заинтересованных эксплуатантов. — Это то, что касается авиакомпаний. Ваша компания также работала над совместным проектом с техническим центром "Сибирь Техник"… — Да, используя наши инженерные знания и лицензии на производство работ, мы помогли данному центру получить сертификат EASA Part 21 Subpart J. Нам бы хотелось больше сотрудничать по подобным вопросам и с другими российскими компаниями, чтобы помочь отрасли. — Не создаете ли вы тем самым конкуренцию собственному бизнесу? — По нашему мнению, ряд работ по модификации оборудования перевозчики могут производить и самостоятельно. Мы же концентрируемся на более сложных задачах, которые технические центры авиакомпаний или не собираются, или не способны выполнять собственными силами. Так что нет, мы не рассматриваем их как конкурентов — скорее, как партнеров. Поскольку у нас в прошлом был опыт производства самолетов, а сейчас мы производим авиационные конструкции и другие компоненты ВС, мы полагаем, что обладаем необходимыми инженерными знаниями и опытом для разработки очень сложных модификаций оборудования. Мы хотим донести до наших клиентов мысль о том, что наша компания — не просто мастерская по ремонту авиадеталей. Мы предлагаем всестороннюю систему решений. — Эти решения в основном ставят целью повышение безопасности, увеличение экономии или же соответствие авиатехники текущим нормативным требованиям? — Наши модификации систем TCAS и CPDLC разработаны в свете нормативных требований, в то время как модификация GNSS позволяет также сокращать протяженность маршрутов и оптимизировать заходы на посадку, что приводит к экономии летного времени, приоритетному диспетчерскому обслуживанию по сравнению с самолетами, не оборудованными средствами обеспечения требуемых навигационных характеристик, сокращению расхода топлива и количества вредных выбросов, а также дает авиакомпаниям возможность открывать новые рынки благодаря более точной навигации в удаленных районах и над океанской поверхностью. Аналогичные решения, предлагаемые оригинальными производителями авиационной техники, обходятся значительно дороже. А если вовсе не модифицировать оборудование, возникнут проблемы с полетами в некоторые аэропорты, что в конечном счете приведет к убыткам для перевозчика. В том, что касается ремонта авиационных компонентов, мы предлагаем не только высокое качество и безопасность: повышенная надежность отремонтированных деталей позволяет избежать дорогостоящих технических задержек и, соответственно, требований компенсации опозданий от пассажиров. В России эта тенденция пока не особенно заметна, но в странах ЕС расширение прав авиапассажиров привело к росту количества исков к перевозчикам. — Какая доля бизнеса вашей компании приходится на Россию? — Я бы сказал, около 5% нашего глобального бизнеса. Эта доля ежегодно увеличивается вдвое с 2008 г. — Вы полагаете, у российского рынка все еще имеется потенциал, или же в ближайшее время не стоит ожидать какого-либо значительного роста? — Потенциал роста, несомненно, есть, и очень большой, поскольку мы предлагаем альтернативы дорогостоящим решениям оригинальных авиапроизводителей. Я упоминал модификацию GNSS, в которой к имеющейся системе управления полетом добавляется функциональность в виде сигнала GPS. Нет нужды заменять систему целиком. Таким образом, наши решения могут оказаться гораздо более рентабельными. Вижу ли я возможности для дальнейшего роста компании в России? Разумеется. В действительности, в свете экономических трудностей, с которыми столкнулась Россия, для независимых компаний наподобие Fokker Services открываются новые возможности. Самое главное — минимизировать риски. Как этого добиться? Продолжать тесное общение с заказчиками, чтобы вовремя отслеживать новые тенденции и оперативно подбирать подходящие решения. Поэтому мы еженедельно общаемся с нашими клиентами и знаем, как у них идут дела. — По-прежнему ли вы уверены в ваших российских клиентах ввиду неопределенности нынешней ситуации, которая затрагивает даже крупнейших перевозчиков? — Тут есть два момента: во-первых, мы должны быть уверены в том, что наши деловые партнеры обладают всеми необходимыми лицензиями и не доставят нам проблем. Мы постоянно следим за этим. Во-вторых, финансовое положение авиакомпаний. Мы хорошо осведомлены о нынешних проблемах и следим за развитием событий ежедневно. Вместе с клиентами мы стараемся найти пути решения проблем, поскольку для нас важно, чтобы эксплуатанты получали необходимую им поддержку. Разумеется, сейчас при ведении дел в России имеется определенный риск. С другой стороны, работа в высококонкурентном авиатранспортном секторе рискованна в любом регионе. Просто нужно найти способ вести бизнес, не подвергая компанию неприемлемым рискам. Необходимо находиться рядом с клиентами и в хорошие времена, и в плохие. — Ощущаете ли вы какое-либо напряжение или давление в связи с нынешней геополитической ситуацией? Коснулись ли вашей компании западные санкции в отношении России? — Как подразделение Fokker Technologies мы обязаны придерживаться очень строгих правил проверки наших деловых партнеров на соответствие всем текущим международными требованиями. Наши клиенты чувствуют на себе эффект ограничений на технологический экспорт в Россию. Мы должны быть уверены в наличии требуемых экспортных лицензий, а также не имеем права экспортировать продукцию военного назначения, — но мы ее и не экспортируем. Так что в том, что касается экспортных поставок, ситуация действительно усложнилась, увеличилось и количество требуемой документации. Однако до сих пор у нас не было никаких проблем из-за задержек с поставками запчастей или из-за простоя ВС по нашей вине. С операционной точки зрения я на данный момент никаких трудностей не вижу. — Присутствует ли ваша компания в других странах СНГ? Планируете ли вы расширять свое присутствие на пространстве бывшего СССР? — Национальный перевозчик Казахстана Air Astana в течение 10 лет эксплуатировал самолеты Fokker 50. Теперь же, когда эти ВС выведены из парка, мы оказываем авиакомпании услуги по ремонту компонентов на других типах, а также обсуждаем возможные модификации оборудования на них. Еще одна казахстанская компания, Bek Air, эксплуатирует самолеты Fokker 100. Мы также работаем над рядом проектов по модификации украинских ВС. — Вы проводите какие-нибудь международные совместные проекты, в том числе в России? — Наш самый крупный международный проект — с китайским авиапроизводителем. Мы стремимся по возможности применить на практике накопленные знания и опыт в области авиастроения. Китайскому клиенту мы помогаем разрабатывать и продавать VIP-вариант разработанного им ВС, а также поддерживать тип в эксплуатации. Кроме того, наша компания является участником сети ТОиР самолетов ATR, базирующейся в Сингапуре, и обслуживает эти ВС по всему Азиатско-Тихоокеанскому региону. По нашему опыту, авиапроизводители очень хорошо умеют строить и продавать самолеты, но мы можем помочь им с поддержкой ВС в эксплуатации, в снабжении запасными частями и разработке модификаций бортового оборудования. Мы также помогаем Bombardier поддерживать в эксплуатации самолеты серии Dash 8-100/200/300, которые уже сняты с производства. В 2011 г. Bombardier и Fokker подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве по обслуживанию всего существующего парка Dash 8-100/200/300 с применением программы ABACUS — той самой, которой пользуется российская "Аврора". — В этом отношении Россия предоставляет не так много возможностей… — Мы не наблюдаем особого интереса в совместной работе со стороны российских авиапроизводителей, так что пока никакой речи о возможностях на этом фронте не идет.

Поделиться: http://www.ato.ru/content/poslednie-sem-let-my-aktivno-rabotaem-na-rossiyskom-rynke Елизавета Казачкова
  • Благосостояние всего региона и оптимистичный экономический рост сделали Ближний Восток одним из наиболее привлекательных сегментов для развития бизнес-авиации. Очевидным свидетельством этому стала свадьба членов семьи Аль Нахайяна и Аль Касими в 2014 году
  • B семействе бизнес-джетов Dassault Falcon сменился флагман. В мире деловой авиации это не такое уж редкое явление, если не считать того факта, что предыдущим флагманом был легендарный 7Х

Более 140 моделей самолетов и вертолетов бизнес-класса;

Летно-технические характеристики, компоновки салонов, карты дальности полета из Москвы;

Эксклюзивные фото воздушных судов и VIP-интерьеров;

Ориентировочную стоимость авиатехники в 2016-2017 гг;