Добро пожаловать на крупнейший портал бизнес-авиации
Меню
Андрей Разин и "Ласковый май" были на борту горящего "Боинга"
Андрей Разин и "Ласковый май" были на борту горящего "Боинга"
Андрей Разин и "Ласковый май" были на борту горящего "Боинга"
Утром 18 мая 2013 года в результате ЧП аэропорт Внуково не принимал и не отправлял самолёты. При посадке у пассажирского лайнера загорелись стойки шасси, рассказал советник руководителя Росавиации Сергей Извольский. Извольский отметил, что федеральным агентством уже создана комиссия для расследования всех обстоятельств произошедшего инцидента. Продюсер группы «Ласковый май» и депутат ставропольской краевой думы Андрей Разин, который вместе с группой возвращался на этом самолете с гастролей, рассказал "Эху Москвы" подробности. КОРРЕСПОНДЕНТ: Я так поняла, что вы летели самолетом… А. РАЗИН: Да, я в таком ужасе, подошла тихо девочка ко мне стюардесса (я летел в бизнес-классе), и сказала, что: «Вы не могли бы дать мне автограф». Я говорю: «С удовольствием». Она говорит: «Андрей Александрович, пожалуйста, пристегнитесь, у нас будет очень жесткая посадка». Я говорю: «А что случилось»? Она говорит: «У нас повреждено колесо, и, по всей видимости, мы будем садиться на двигатели». Я от ужаса чуть не умер. Потому, что в полном составе вся группа. Нас все время преследуют вот эти вот кошмары. Но и сегодня, в такой прекрасный день, это же надо… С нами был на гастролях Александр Добрынин, «Веселые ребята» бывший солист, и он как чувствовал, он настоял, и вылетел вчера. Сегодня он не стал лететь, он говорит: «Сегодня плохой день». Вот, очень жестко приземлились, загорелся самолет, колес практически не было, почти уселись на двигатель. Но хочу сказать, что очень оперативно сработал экипаж, я просто признателен «Ютейру» насколько интеллигентно, настолько умницы, без всякой паники. Девчонки просто хладнокровно просто работали без всякой паники, спасали детей, спасали имущество, и эвакуировали всех. И очень благодарен службе безопасности и пожарным, всем службам, которые принимали самолет во Внуково. Настолько оперативно… КОРРЕСПОНДЕНТ: Андрей Александрович, а вот скажите, пожалуйста, как вообще люди вели себя на борту? Вот только вас предупредили, или всех? А. РАЗИН: Меня только одного предупредили. Потому, что я был в бизнес-классе, и летел со мной ещё бывший депутат, вице-губернатор Ставропольского края Евгений Бессменный. Они попросили его пристегнуться. Посадили его на сидение, но он все-таки ему 70 лет, он в возрасте. Но чтобы не поднимать панику, кончено сделали все возможное, чтобы самое главное не было паники на борту. КОРРЕСПОНДЕНТ: А сколько человек было на борту всего? А. РАЗИН: Полный самолет. В бизнес-классе нас летело 4 человека, а вообще самолет был полный. КОРРЕСПОНДЕНТ: Ну, это примерно сколько? Сколько там посадочных мест? А. РАЗИН: Ну, примерно 140 человек где-то. КОРРЕСПОНДЕНТ: Андрей Александрович, а вот сам момент приземления, как вообще… А. РАЗИН: Очень жесткое было приземление. Когда самолет… Чувствовалось, что летчики делали все возможное, чтобы крен был вправо. Потому что самолет они наклоняли двигателями его на левую сторону. Потому, что с правой… С левой стороны то есть колеса были повреждены, поэтому они делали все возможное, чтобы нагрузка двигателей минимальна была на то поврежденное шасси, которое было под двигателем с левой стороны. И практически самолет садился боком. КОРРЕСПОНДЕНТ: Кошмар. А. РАЗИН: Но я хочу сказать, что все службы аварийные, спасательные, были уже на полосе, и когда самолет именно приземлился и начал гореть, то мы прямо почувствовали сразу, что по всему борту льется вода. Мы увидели, что небо светлое, но вдруг огромное количество воды на самолет стало литься. Благодаря вот этим действиям, они сбили пожар, и сумели предотвратить полностью такие вот страшные последствия. КОРРЕСПОНДЕНТ: Андрей Александрович, ну поскольку вы человек серьезный, может быть, вам сказали какие-то предварительные версии того, из-за чего это могло произойти? А. РАЗИН: Предварительная версия – я вам сразу говорю, я будучи депутатом Госдумы Ставропольского края несколько раз настаивал на том, что Ставропольская взлетная полоса аварийная. Мы, лично краевой бюджет выделял 10 миллионов рублей на то, чтобы ремонтировать полосу. У нас полоса взлетная, как стиральная доска. И когда взлетаешь – такие удары по колесам идут… Естественно и все летчики об этом знают, что Ставропольский аэропорт полностью заброшен. Запущен. Никто им не занимается, лавным давно там идут суды, идут дележки, и никто не занимается безопасностью Ставропольского аэропорта. Я считаю – причина взрыва колеса при взлете – это ужасное состояние полосы взлетно-посадочной Ставропольского аэропорта. КОРРЕСПОНДЕНТ: Но вы что-то как депутат будете делать? А. РАЗИН: Знаете, летчики говорят – они как камикадзе туда летают. Потому, что никто Ставропольским аэропортом не занимается. Его передают из рук в руки. То он принадлежит городу Ставрополю, то он принадлежит краю, то он принадлежит непонятно кому, то он Камневоды-авио передан. Поэтому никто не занимается безопасностью Ставропольского аэропорта. Взлетно-посадочная полоса ужасная, аварийная. И видно когда самолет взлетал, его настолько било… И мы почувствовали, вот этот удар…

Поделиться: http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/1076722-echo/#element-text

Более 140 моделей самолетов и вертолетов бизнес-класса;

Летно-технические характеристики, компоновки салонов, карты дальности полета из Москвы;

Эксклюзивные фото воздушных судов и VIP-интерьеров;

Ориентировочную стоимость авиатехники в 2016-2017 гг;