Добро пожаловать на крупнейший портал бизнес-авиации
Меню
Русская душа Шампани
Русская душа Шампани
Давно я не пил шампанского… Антон Чехов Называться шампанским могут только вина, производимые в регионе Шампань. Звания любимого вина российского императора и титула поставщика двора Его Величества добилось лишь одно из них. У шампанского в России особая судьба. Завезенное Петром I, оно быстро прижилось: при императрице Елизавете Петровне его уже с удовольствием употребляли при дворе. Некоторые историки считают, что шампанское, привезенное послом Франции маркизом де Шетарди в Российскую империю, было призвано «обаять» влиятельных государственных мужей и повернуть курс России от дружбы с Германией на дружбу с Францией. О том, насколько велико было влияние игристого, прибывшего вместе с французским посольством, на внешнеполитическую историю, теперь сказать трудно, но какими бы сложными ни были отношения двух стран в дальнейшем, с тех самых пор при дворе, в дворянских поместьях, клубах и ресторациях оно не переводилось. Шампанское, вообще, отличный источник: по объемам его поставок можно изучить историю страны. Например, во время правления Екатерины II и завоевания выхода к Черному морю в России стали популярны южные вина. А по восшествии на престол императора Павла I – ярого борца со всем французским – шампанское и вовсе запретили, но вкус его, судя по всему, крепко засел в памяти элиты. Празднуя первые победы над армией Наполеона, российские военачальники охотно выстреливали пробками в потолок. Что и говорить о тех временах, когда наша армия с триумфом шествовала по Франции! В 1814 году парижане узнали, что такое реки шампанского, благодаря казачьим гарнизонам, стоявшим в самом центре города. Однако пиком сближения двух культур – русской и шампанских вин – стало время правления великого императора Александра II. Причем царь-освободитель точно знал, какое шампанское особенно полюбят в его стране.


История любви Судьбоносная встреча состоялась 7 июня 1867 года. Конечно, в Париже. В честь Всемирной выставки Наполеон III принимал особых гостей – немецкого кайзера Вильгельма I, канцлера фон Бисмарка и российского императора Александра II. На десерт во время торжественного обеда подали шампанское Roederer. И наш император влюбился. Страстно и надолго. В 1873 году поставки шампанского Roederer царскому двору в частности и в Россию в целом достигли рекордных 666 386 бутылок, что составляло 27% от общего объема производства Дома. Поэтому, когда Министерство императорского двора обратилось к Луи Рёдереру с просьбой создать особое кюве (виноградное сусло высшего качества) исключительно для российского самодержца, винодел взялся выполнить этот заказ. Так на свет появилось первое винтажное «кюве де престиж» ? шампанское Cristal. Назвали его так, потому что разливалось вино, достойное императора, в бутылки из хрусталя с плоским дном. Последнее, правда, было обусловлено борьбой с террором против Александра II – в министерстве двора опасались, что в выемку могут подложить взрывчатку. К сожалению, эта мера предосторожности не спасла императора. Однако любви его потомков к шампанскому Roederer не охладила. В 1909 году Николай II – внук Александра – назначает Леона Орли-Рёдерера поставщиком императорского двора и награждает его правом помещать на этикетку малый герб империи. Вплоть до начала Первой мировой войны шампанское Roederer пьют и в царской семье, и в лучших домах России, и в купеческих, и промышленных кругах. Пьют со знанием дела (под устрицы, блины с икрой) и изобретая собственные способы (с гречневой кашей, ботвиньей и даже огуречным квасом). Дети и внуки процветавших промышленников едва ли внесли свой вклад в историю российского капитала, но так и стремились перещеголять друг друга в употреблении дорогого игристого вина: в «Яре» золотая молодежь начала ХХ века наливала шампанское лошадям, а некоторые даже купали в нем «кафешантанных» певичек. Однако гуляния такого масштаба продлились недолго. В 1914 году бы объявлен сухой закон. А в 1919-м та часть заказа, которая в течение десяти лет отправлялась из Реймса ко двору русского императора, ушла в Латинскую Америку. Потомкам русских дворян и купцов недолго осталось пить Roederer в эмиграции и вспоминать былое. Наверняка и Елисеевы, и Рябушинские пытались понять, чем же в 1867 году это шампанское так понравилось императору. Традиционалисты и уникумы Секрет шампанского Roederer ? в постоянстве. Хозяйство в Реймсе (столица региона Шампань) на 214 гектарах было приобретено в 1776 году семьей Дюбуа. Но очень скоро виноградники были проданы другому владельцу – выходцу из Эльзаса Николя Шрайдеру. В 1827 году его партнером становится племянник ? Людвиг Рёдерер, позже изменивший немецкое имя на более приятное для французского уха Луи. Через шесть лет Луи наследует за дядей весь винодельческий бизнес. И это было самое прекрасное наследство, которое только можно было получить. 214 гектар виноградников Луи Рёдерера расположились в тех районах Шампани, где растет самый лучший виноград для производства игристого вина. Ни один из участков никогда не оценивался ниже чем в 95?100% по официальной шкале классификации виноделов. Но самый удивительный факт, что хозяйство Roederer способно обеспечить себя лучшим виноградом на 2/3, закупая у других поставщиков малую часть сырья. Конечно, все зависит от урожайности года, но тем не менее ни один из именитых соседей Дома Roederer не может похвастаться такой «обеспеченностью» собственным виноградом. Многим приходится порой закупать от 40 до 90% урожая и даже тихое вино для дальнейшего производства шампанского у субподрядчиков. Прекрасное расположение виноградников позволяет хозяйству Roederer иметь большой погреб резервных вин, хранящихся в дубовых бочках, которые «страхуют» производителя в неурожайные годы и используются для ассамбляжа. Вкус и так называемое тело шампанского Roederer обеспечены веками отточенным искусством получения идеального баланса вина – ассамбляжем. В нем участвуют кюве с 20, 30, а иногда и с 40 различных участков хозяйства, а также более выдержанные вина. В особенно исключительные годы, как, например 2004-й, мастера погреба составляют ассамбляж, полученный из урожая с самых лучших участков, и сохраняют его, не добавляя выдержанного вина. Так получается шампанское Cristal. Другая уникальная черта Roederer в том, что с 1827 года Дом управляется одной семьей и глава непременно является экспертом-энологом. Это очень редкий случай для Шампани. Сегодняшний глава Дома Фредерик Рузо – правнук Луи Орли-Рёдерера, а его отец Жан-Клод является почетным президентом Дома. Чтобы обеспечить финансовую стабильность такому непростому и слишком зависящему от внешних факторов производству, с 1980-х годов нынешние владельцы расширяют границы. Им принадлежат винодельни в Калифорнии, Португалии, Бордо, долине Роны. Это позволяет шампанскому Roederer с гербом Российской империи на этикетке оставаться величайшим из вин Шампани. А уникальному Cristal радовать коллекционеров.


Ода жизни Любовь к шампанскому в России не иссякнет никогда. Видимо, есть в этом искристом вине что-то близкое нашей страсти к веселью и застольям. Даже из года в год разливая за новогодним столом «Советское» из бутылки с пластмассовой пробкой, наши родители подозревали, что шампанским оно называться не имеет права. Потому что летом на пляжах Коктебеля они стояли в очереди за молодым вином из Нового Света. Там, на заводе, открытом князем Голицыным в 1878 году, игристое вино производилось и производится по «честной» технологии, хотя шампанским все же не зовется. Воспитывали в нас любовь и интерес к игристому и классики русской литературы. Пушкин воспевал его как неотъемлемый атрибут жизни денди, Достоевский – как аккомпанемент к легким беседам о судьбах России, Грибоедов – как повод для светских кляуз, Тургенев – как константу. Явно устами автора, чьи погреба, кстати, были всегда забиты бутылками Roederer, говорил эпизодический герой романа «Новь», провозглашая, что верит он только в кнут и рёдерер. Наконец, чеховская Раневская настолько верила в силу игристого, что утверждала: «Мой муж умер от шампанского – он очень много пил». Многие утверждают, что верил в это и сам автор, попросив немецкого врача перед смертью подать ему бокал шампанского. Однако Чехов просто был хорошо знаком с традициями. Когда врач провожает из жизни своего коллегу, обязательно откупоривается бутылка. Шампанское – это больше, чем вино. Это спутник, идущий с нами рядом на протяжении всей жизни, ставящий акценты на самых важных ее моментах и вдыхающий жизнь в ритуалы. Благодарим компанию Simple за помощь в подготовке материала

Поделиться: http://www.issuu.com/top_flight/docs/november2012 Мария Мошкина

Более 140 моделей самолетов и вертолетов бизнес-класса;

Летно-технические характеристики, компоновки салонов, карты дальности полета из Москвы;

Эксклюзивные фото воздушных судов и VIP-интерьеров;

Ориентировочную стоимость авиатехники в 2016-2017 гг;