0 Сравнение 0 Избранное Спросить
+7 (495) 789-84-04
07.07.2015
Новости

Импортозамещение вместо экспортоориентированности

B начале июня концерн КРЭТ (входит в Ростех) сообщил о том, что его специалисты провели рабочую встречу с партнерами из израильской компании Elbit Systems, на которой обсуждалась реализация совместной разработки многофункционального индикатора для приборной доски самолета МС-21. В рамках действующего соглашения Elbit Systems поставляет Ульяновскому конструкторскому бюро приборостроения (УКБП, предприятие КРЭТ), вычислительный модуль, который входит в состав индикатора для пилотов МС-21. Сейчас проведена интеграция компонентов, разработанных в УКБП и Elbit Systems, то есть впервые объединены две параллельные ветви новой разработки и начинается процесс интеграции производства. Отметим, что конфигурация МС-21, включая бортовое оборудование, была утверждена в 2012 г., и поставщиком авионики была выбрана американская компания Rockwell Collins, а ряд предприятий КРЭТ также участвует в поставке оборудования для утвержденного борта. В рамках программы импортозамещения КРЭТ объявил о том, что способен в будущем обеспечить до 80% авионики для самолетов МС-21 и SSJ 100. Однако сотрудничество с иностранными партнерами все равно продолжается. На мой взгляд, это очень позитивная новость. В конце марта Минпромторг утвердил план развития импортозамещения в сфере гражданского самолетостроения — в частности, по программам SSJ 100, МС-21 и Ту-214. Предполагается, что замена иностранных систем и компонентов должна начаться в 2015 г. и завершиться в 2022 г. По сути, это решение стало реализацией общего политического курса на импортозамещение, принятого прошлым летом. Эта программа касается станкостроения, тяжелого машиностроения, легкой, фармацевтической и электронной промышленности, где согласно исследованию правительства зависимость от импорта составляет от 60 до 90%. Считается, что в нынешних политических условиях зависимость от поставок иностранного оборудования делает российскую промышленность уязвимой перед лицом возможных экономических санкций, поэтому в стратегически важных отраслях промышленности российское правительство взяло курс на импортозамещение. Курс представляет собой поворот на 180 градусов относительно прежней концепции, когда провозглашалось, что российские предприятия должны стать конкурентоспособными на мировом уровне и развивать экспорт. В 2013 г. — совсем недавно — руководители Минпромторга говорили о необходимости перехода в авиационной промышленности на новую индустриальную модель, чтобы наряду с предприятиями, выполняющими финальную сборку, выделялись независимые высокоэффективные поставщики первого уровня, способные создавать системы, востребованные на мировом рынке. Разумеется, это невозможно сделать без альянсов с иностранными производителями и, разумеется, необходимо осваивать передовые компетенции и развивать производство в России. Так что на первый взгляд оба идеологических курса — и экспортоориентированность, и импортозамещение — предполагают развитие собственного производства, но суть у них принципиально разная. В первом случае речь идет об интеграции в мировую систему производства, для чего необходимо осваивать лучшие компетенции. Во втором — подразумевается достижение независимости от мировой системы производства, то есть речь идет об освоении всех компетенций уж как получится. Надо признать, что в экспортоориентированности тоже были элементы политической кампании и к громким заявлениям о занятии, скажем, 10% мирового рынка тех или иных самолетов всегда надо было относиться с осторожностью. В конце концов, чтобы сделать конкурентоспособный самолет, надо научиться делать конкурентоспособные системы, а мы и с металлическими деталями пока не особо преуспели (важное исключение — поставки компонентов для самолетов семейства Airbus A320 с Иркутского авиазавода). Превращение экономической стратегии в политическую кампанию всегда опасно, но импортозамещение гораздо хуже экспортоориентированности. Если доводить идею до крайности, то, вместо того чтобы выбирать лучшие компоненты по всему миру, предполагается обойтись чем придется, лишь бы своим, — то есть вместо суммы компетенций получится сумма некомпетенций. К счастью, реальность оказывается сильнее политических амбиций. Опора на собственные силы невозможна, и это показывает не только совсем крайний пример Северной Кореи, но и пример Аргентины, располагающей, кстати, своим нефтегазовым комплексом, где долгосрочная экономическая политика, направленная на импортозамещение, привела к тому, что ВВП страны на душу населения снизился с 125% от среднемирового уровня в 1960 г. до 69% в 1990 г., и страна до сих пор не вышла из кризиса, в который сама себя загнала. Развитие собственного производства столь же необходимо, как и международное сотрудничество, но делать это нужно не в рамках кампаний по экспортоориентированности или импортозамещению, а в ходе планомерной работы по интеграции в мировую экономическую систему. Другого пути нет.

Читайте также

Кьяра Дориготти: "Быть женщиной непросто, но это можно рассматривать и как преимущество"

Генеральный директор компании SEA Prime, управляющей терминалами деловой авиации в обоих аэропортах ...

Казимир Малевич: "Я развязал узлы мудрости и освободил сознание краски"

В истории мирового искусства нет, наверное, картины с более громкой славой, чем «Черный квадрат» Каз...

Игорь Бутман: "Мне интересно проводить опыты с джазом"

Основатель и главный идеолог музыкального фестиваля Skolkovo Jazz Science джазмен Игорь Бутман расск...

Глюк’oZa: «Важно, чтобы артист прежде всего был личностью»

Российская певица, актриса и телеведущая Глюк’oZa рассказала о том, кто сейчас задает главные музыка...

Александр Раппопорт: «В городе, в котором открываешь ресторан, надо жить»

Своими мыслями о последних трендах гастрономии, о том, как открыть ресторан и сделать его успешным, ...

Сергей Сельянов: «В кино есть место чуду»

Один из самых известных российских продюсеров Сергей Сельянов, руководитель кинокомпании «СТВ», расс...

Софья Троценко: «Наша задача — открывать новые имена»

Российский арт-продюсер, основатель Центра современного искусства «Винзавод» Софья Троценко рассказа...

Владимир Семенихин: «Мы покупаем то, что нам нравится»

Российский меценат, президент фонда «Екатерина» и генеральный почетный консул Казахстана в Монако Вл...

Юлия Ремпель: «Мы давно заняли равные позиции с мужчинами»

Владелица модного бутика Le Grand Bazarr и учредительница стоматологической клиники «Стоматология 31...

Стелла Аминова: «Мы завоевали Олимп детской моды»

Владелица сети магазинов 5 Kids и основательница бренда Mum of Six Стелла Аминова — о культуре детск...

Модель добавлена в избранное

перейти

Модель добавлена в сравнение

перейти