Главная Путешествия и лайфстайл Лайфстайл Природа ценообразования современных произведений искусства

Природа ценообразования современных произведений искусства

Текст: Полина Аскери, галерист; автор иллюстрации: Эльвира Насибуллина

Однажды ко мне в галерею пришел коллекционер-неофит. Его распирало любопытство, и он был готов с головой броситься в омут собирательства произведений искусства. Но ряд сомнений не давал ему покоя. С них он и начал разговор: «Вы даете гарантии, что этот художник вырастет в цене? Его работы имеют какую-то художественную ценность? Я хочу оставить коллекцию своим детям — это должно быть что-то важное, то, что останется в истории. И еще для меня важно финансовое вложение. А почему этот холст стоит 30 000 рублей, а вот эта работа — $8000? В первой же гораздо больше труда и мастерства». 

Мне как галеристу такие вопросы задают всегда. Ценообразование в современном искусстве — процесс таинственный и непрозрачный. Люди, наблюдающие за этим рынком со стороны, уверены в том, что некоторые заоблачные цены на произведения отдельных авторов — это большой мыльный пузырь, который однажды все-таки лопнет. 

Итак, есть основные факторы, которые влияют на стоимость произведения искусства: это опыт художника, актуальность работы, количество музейных проектов, участие в международных ярмарках и те коллекции, в которых уже есть его работы. Зачастую на рост цены может повлиять провенанс (история владельцев) произведения искусства, как, например, в случае с работой Марка Ротко «Белый центр», которая была продана в 2007 году на аукционе Sotheby’s в Нью-Йорке за $72 840 000. Такая цена обусловлена не только тем, что к этому моменту Ротко уже стал классиком абстрактной живописи. Отдельную привлекательность картине придает тот факт, что на протяжении долгого времени она принадлежала семье Рокфеллеров. 

Редкость работы (ограниченный тираж в случае со скульптурами, гравюрами, фотографией), ее связь с каким-то важным событием, возраст художника и его смерть влияют на стоимость. На каждом национальном рынке есть приблизительные уровни цен на «молодых» художников — «состоявшихся» и знаменитостей. Однако цена произведения искусства — это символический капитал, который редко соотносится со стоимостью материалов и производства и часто становится объектом манипуляции. 

Уровень цен на художников легитимируют аукционные продажи. Галереи при реализации произведений искусства чаще всего не афишируют суммы сделок, предпочитая не раскрывать ни имена клиентов, ни цены на работы. А вот на открытых аукционах и первоначальная стоимость работы, и финальная становится публичной информацией, и именно на основе таких данных ставятся рекорды вроде «самая дорогая работа такого-то художника» или «самая дорогая картина XX века». 

Естественно, если одна работа художника Х продана, допустим, за $150 000, это значит, что есть люди, готовые платить за его творчество такие деньги. А значит, и арт-дилеры, ориентируясь на аукционные продажи, поднимают цены на работы до соответствующего уровня. А теперь представим, что один арт-дилер скупил 30 работ художника Х, и теперь он заинтересован в том, чтобы уровень цен на этого художника как минимум не падал. Поэтому на других торгах, где выставлены работы Х, наш арт-дилер будет соревноваться, повышать цену, даже если он и не собирается покупать ту или иную работу. 

Таким образом, через аукционные продажи можно влиять на рост цен на искусство. Отчасти так и произошло с работами Дэмиена Херста в 2000-х. Тогда на нескольких крупных аукционах за работы Херста торговались три его крупнейших дилера — Ларри Гагосян, Джей Джоплин и Хосе Муграби, стимулируя интерес публики и других коллекционеров к художнику, а цены на его работы — к росту. 

«Проблема» с живущими художниками заключается в том, что при росте цен довольно часто растет и количество работ. Чем дороже продаются работы, тем большее их количество пытаются продать. При таком раскладе возможно перенасыщение рынка (что вряд ли произойдет, например, с работами импрессионистов или старых мастеров). Владельцем условной «акулы в формалине» становится каждый коллекционер. Уникальность такой коллекции стремительно падает, а вместе с ней — и интерес к художнику, и цены на его работы. Естественно, там, где ставятся рекорды на продажи в миллионах долларов, появляются люди, которые хотят на этом заработать. 

Всем известна история о том, как российский коллекционер Дмитрий Рыболовлев подал в суд на Ива Бувье, арт-дилера, который выступал посредником в сделках по покупке произведений искусства таких авторов, как Ротко, Модильяни, Эль Греко, Климт, Леонардо да Винчи, Матисс, Пикассо, Ренуар и многие другие. По соглашению дилер должен был получать 2% от суммы сделки. Однако мир искусства очень маленький, и Рыболовлев случайно встретился с продавцом одной из работ. Выяснилось, что тот вместо $118 млн получил всего $93,5 млн. Теперь Бувье, видимо, придется ответить за свою скрытую комиссию. Рыболовлеву еще повезло — он хотя бы приобрел подлинники! 

Еще более бесстыдную схему разработала арт-дилер Глафира Розалес. В 1994–2013 годах она поставляла в известные американские галереи поддельные работы Марка Ротко, Джексона Поллока, Виллема де Кунинга и других. По причине громкого скандала, связанного с разоблачением этого мошенничества, после 165 лет работы галерее Knoedler пришлось закрыться. Картины писал китайский художник Пэй Шэнь Цянь, получавший за каждый холст несколько тысяч долларов, после чего Розалес поставляла работы в галерею якобы от швейцарского или испанского неизвестного коллекционера. Всего через галерею Knoedler и по другим каналам было реализовано несколько десятков фальшивок на общую сумму более $80 млн. 

Разоблачения с подделками произведений искусства в мире рекордных продаж случаются регулярно. Совсем недавно в подобном скандале оказался замешан крупнейший аукционный дом Sotheby’s. В январе этого года представители аукциона признали, что в 2012 году на торгах за $842 500 была продана картина «Святой Иероним» круга Пармиджанино, написанная современными красками. 

К большому сожалению, рынок искусства (как и любой другой) регулярно становится площадкой для разного рода махинаций — от искусственного повышения цен до откровенного подлога. Там, где вертятся большие деньги, всегда найдутся люди, готовые попробовать обмануть других и на этом нажиться. Однако всем нам, участникам этого рынка, хотелось бы, чтобы таких случаев было как можно меньше.

Возврат к списку


Сообщение принято

Мы свяжемся с вами в ближайшее время

СРАВНИТЬ: 15 шт.